Просим прощения за неудобства, ведется разработка новой версии сайта.
Главная «Учитель цинизма» - реалии и закономерности прожитой жизни
«Учитель цинизма» - реалии и закономерности прожитой жизни
21.08.2012 08:24

gybailLong list литературной премии «Большая книга» представляет роман Владимира Губайловского «Учитель цинизма». Роман - gybail1наглядное пособие по сохранению научного интеллекта с непревзойденными особенностями российского разгильдяйства.

«…простых стихов не бывает. Пушкин — сложен и почти непроницаем. Блок — не проще. Сильнее всего на человека действуют стихи его старших современников, с ними еще не утрачен прямой контакт, но они уже обладают непререкаемым авторитетом». Об этом спорили студенты мехмата далеких 70-х. Блок, Мандельштам,  Бродский, Вознесенский… Официальные, полуофициальные, запретные имена поэтов раздвигали препоны общения. Их цитировали, ими восхищались. А государственная машина всех этих умников давила идеологическим абсолютизмом. Дмитрий Бак сказал о романе – «он о том, как физики становятся лириками». Но до лирики здесь далеко… Человека перемололо общество, государство, - всё, человека как бы и не было.

В названии романа, сюжетной канве есть игра слов. На древнегреческом цинизм звучит Kυνισμός. Современное слово «цинизм» сформировалось от лат. cynismus и греч. kynismos. Изначально  позиционировалось с учением киников. Кинизм  — одна из наиболее значительных сократических философских школ. «Кинизм — это цинизм, покрытый благородной патиной времени. Последовательный циник и сегодня — киник».

В учителя писатель выбирает человека, больного шизофренией, равнодушного к мирским-земным заботам, страдающего от необходимости поддерживать собственное физическое существование. Нахождение и определение философских умозаключений составляет смысл жизни. В этом  аллегория, символ, параллель – существование советского человека порой бывало на грани безумия.

Губайловский рассказывает о своем студенческом поколении, где жаркие споры о науке, где мелькают имена будущих программистов, где вечер без бутылки «портвешка» , водки – это потерянный вечер. «Учитель цинизма» - наглядное пособие по сохранению научного интеллекта с непревзойденными особенностями российского разгильдяйства. Двойственная природа человека может быть направлена не только на созидание, но и на разрушение самой личности.  И наступает неотвратимое  «истончение связи с миром, невозможное непреходящее одиночество, пустота и бессмысленность бытия». Социальные  и индивидуальные начала, составляющие личность человека, агрессивны между собой и ведут к краху. В этом существует весь постмодернизм, в этом приобретенная человеческая трагедия XX века.

«Быть киником — это существовать на пределе человеческих возможностей». Персонаж исповедует постулаты чуждые обществу, в котором живет. В данном случае, «учитель цинизма»  преподает  «самостояние свободного человека», живущего в тоталитарном советском государстве. Именно это «самостояние»  служит опорой киника.   «Опора должна быть чистой и беспрекословной, иначе это не критика, а продажа. Только заняв независимую позицию вне высокой культуры, можно увидеть ее целиком и плюнуть ей в лицо. Нельзя брать деньги. Нельзя брать власть. Нужно избегать славы. Это — искушения. Они делают киника зависимым от социума, погружают его в социум, а значит, оплавляют твердость эталона и раскачивают отвес. Если я принимаю признание социума, значит, я уже не могу выступать его судьей». Но, словно в опровержение, диссонируют рассуждения автора.  «Идеальный кинизм невозможен, потому что, живя на границе культуры, ты неизбежно идешь с ней на компромисс. Оторваться от культуры нельзя: ты можешь говорить с ней только на ее языке. Тишина существует как пауза, иначе — это глухота. Киник непоследователен. Но собственную философскую нечистоту он тоже принимает кинически. Грязь нужна, чтобы у тебя не возникло желания счесть себя самого чем-то достойным внимания, уважения, восхищения, бессмертия». Физики, взрастившие себя на субкультуре шестидесятников, жили придуманным миром, в котором научные открытия соседствовали с русской литературой. Они читали и обсуждали ее, они находили в ней ответы на вопросы, неподвластные любимой математической иерархии. «Главная философская заповедь, которую киники безнадежно пытались вбить в головы современников и потомков: нельзя себя любить, нужно относиться к себе безжалостно. Если не думать о себе, если освободиться от лишнего — а почти все при ближайшем рассмотрении оказывается лишним, — можно приблизиться к истине. Как говорил Венечка Ерофеев — подлинный киник XX века: «Я не хочу сказать, что я познал истину, но я приблизился к ней на такое расстояние, с которого ее наиболее удобно рассматривать»».

Нина Яковлева, региональный центр чтения

 

Новости

25 июня 2022 года исполняется 115 лет со дня рождения русского поэта, переводчика Арсения Александровича Тарковского. Региональный центр чтения вспоминает писателя и рассказывает о его творчестве.

Подробнее ...
Баннер
Баннер
Баннер
яндекс.ћетрика