Просим прощения за неудобства, ведется разработка новой версии сайта.
Главная «Единый день писателя/поэта – юбиляра 2022»: Гузель Яхина
«Единый день писателя/поэта – юбиляра 2022»: Гузель Яхина
01.06.2022 10:19

Календарь библиотечной акции «Единый день писателя/поэта – юбиляра 2022» представляет имена юбиляров, в том числе и наших современников: 1 июня 2022 года исполняется 45 лет со дня рождения современного русского прозаика Гузель Яхиной. Региональный центр чтения рассказывает о творчестве автора.


«Если честно, я совсем не думаю, что книга может что-то сегодня изменить в жизни общества или страны. Я лишь смею надеяться на маленькие изменения в душе моего читателя. Даже не знаю, что это может быть. Желание чуть больше узнать о прошлом своей семьи, например? Или потребность поговорить со старшими о времени их детства и юности? Но если такое движение в душе вдруг возникнет, я буду счастлива»

(Гузель Яхина)

Все мы помним, как ярко молодая писательница из Казани вошла в литературу со своим романом «Зулейха открывает глаза». Он стал бестселлером, собрав самые крупные литературные премии – «Большую книгу», «Книгу года», «Ясную поляну». Затем появилась книга «Дети мои» и совсем недавно еще одна новинка «Эшелон на Самарканд».

Три романа и автор – уже один из любимых у современного читателя. Хотя начинала Гузель писательскую карьеру просто – для удовольствия. Публиковала свои рассказы в прессе. Ее первыми произведениями, попавшими в печать, были рассказы «Мотылек» и «Винтовка». Большой же текст появился не сразу. Но, когда вышел, сделал ее имя знаменитым.

В чем же секрет этого автора? Главный редактор проекта «Сноб» Сергей Николаевич, говорит об этом так:

«Герои Яхиной ни с кем специально не борются, они просто живут, отвоевывая у небытия каждый божий день. По горстке, по спичке, по кусочку непропеченного хлеба со жмыхом. Ее романы - это, кроме всего прочего, всегда инструкция по выживанию для нормальных, совсем не «железных» и не героических людей. И, может быть, поэтому, когда сегодня мы вчитываемся в их судьбы, то невольно ловим себя на каком-то необъяснимом тайном сходстве с ними».

Гузель Шамилевна Яхина родилась и выросла в Казани, окончила факультет иностранных языков Казанского государственного педагогического института, а также сценарный факультет Московской школы кино. Публиковалась в журналах «Нева», «Сибирские огни», «Октябрь». И на сегодняшний день, пожалуй, она - одна из самых ярких дебютанток в истории российской литературы новейшего времени.

Ее первая серьезная работа и достаточно сильное произведение – «Зулейха открывает глаза» - это история о раскулачивании татар в 30-е годы книга о женщине, мусульманстве, христианстве и язычестве, деревне и городе, Казани и Сибири, взрослых и детях. Но прежде всего о женщине.

Автор так говорит о своей книге: «Это книга о том, каким горьким может быть счастье. Попадая в Сибирь, Зулейха обретает любовь, друзей, сына, обретает себя как мать. Поездка на край света оборачивается для нее счастьем. Название «Зулейха открывает глаза» - это как раз о том, что она пробуждается, открывает глаза на мир».

Книга написана четким, красивым, хорошим литературным языком, благодаря чему создается ощущение, будто смотришь фильм, кадр за кадром. Очень точно переданы ощущения героев романа. И главная мысль романа «Как можно было выжить в таком аду, не сломаться, не сойти с ума?» звучит пронзительным эхом еще долгое время после прочтения.

«Этот роман попадает прямо в сердце. Гузель Яхина возвращает нас к словесности точного наблюдения и тонкой психологии. О женской силе и женской слабости, о священном материнстве в трудовом лагере, адском заповеднике, придуманном одним из величайших злодеев человечества» – так отозвалась об этом романе Людмила Улицкая.

В 2018 году Гузель стала автором текста «Тотального диктанта». В него вошли три отрывка из второго романа писательницы, «Дети мои» - «Утро», «День» и «Вечер», в которых Яхина рассказывает о жизни учителя деревенской школы.

Этот роман продолжил любимую автором тему удивительного сплетения этносов, культур, народов, человеческих судеб. Если в книге «Зулейха открывает глаза», как метко подметила писатель и переводчик Елена Костюкович, «автор швырнула нас в Сибирь и при этом показала татарщину в себе, и в России, и, можно сказать, во всех нас», то в новом романе пришло время другого исследования - трагических судеб, причудливого фольклора и жизненного уклада поволжских немцев, впоследствии разрушенного депортацией 1941 года».

«Дети мои» - жизнеописание Якоба Ивановича Баха, неприметного и скромного школьного учителя из поволжской немецкой колонии Гнаденталь. Накануне революции с Якобом Ивановичем, уверившимся уже, что жизнь его навечно останется жизнью архетипического «маленького человека», происходит важное событие: он без памяти влюбляется в юную Клару - дочку богатого хуторянина с противоположного берега Волги. Вопреки воле отца, желавшего увезти дочь в Германию, девушка сбегает с учителем, а после, отвергнутые прочими колонистами, влюбленные уединяются на зачарованном хуторе - как выясняется, навсегда.

Там Клара родит дочь и умрет, а онемевший Якоб, оставшись в одиночестве с младенцем на руках, вынужденно начнет совершать вылазки во внешний мир, над которым за время его отшельничества пронеслось немало бурь. Там, в Советской республике немцев Поволжья, он найдет свое подлинное призвание, встретит достойного ученика, станет свидетелем великих свершений и великих бед, а в самом конце, выпустив в большой мир выросших детей, смиренно и благостно отправится в последнее странствие навстречу смерти.

И, казалось бы, простой, незамысловатый сюжет. Но автор не была бы собой, если бы не вложила в эту книгу определенного рода философию, которую следует читать между строк: «Я хотела рассказать о мире немецкого Поволжья – ярком, самобытном, живом – о мире, когда-то созданном пришлыми людьми в чужой стране, а сегодня затерянном в прошлом. Но это еще и история о том, как большая любовь порождает страхи в нашем сердце и одновременно помогает их превозмочь».

При более глубоком прочтении, читатель начинает видеть в истории Якоба историю самой страны – время репрессий, невиданных урожаев и вместе с тем голодных будней, когда главенствующими эмоциями были отчаяние и страх.

«В некоторых отзывах встречала мнение, что главный герой - человек без внутреннего стержня. Как могло сложиться такое мнение о человеке, чья жизнь - это один сплошной подвиг любви, труда, творчества и самопожертвования? О человеке, чья жизнь принесла столько чудесных плодов? Гузель Яхина раскрывает для нас тему немцев Поволжья, о которой мало кто осведомлён, параллельно повествуя о многом-многом другом: любви, дружбе, нашей истории, о страхе за своих близких и смысле жизни вообще» (Из отзывов читателей).

Так сложилось, что роман в критике вызвал массу споров. Во многом потому, что литературоведы сравнивают его с первой книгой, будто проверяя автора на прочность. Что все же – неправильно. Книга «Дети мои» - это отдельная история талантливого автора, воспринимать которую стоит не как продолжение первого романа, а как самостоятельный текст, возможно, даже - некий миф, в котором человек – лишь «крохотная часть Вселенной». И тогда и понимание этого романа, и любовь читателя к нему будут иного рода.

«Яхина нашла свою тему - это очевидно. Эта тема пусть и не новая, но вечная. Маленький человек в Большой Истории. [и эту тему] - самостояние маленького человека в споре с Большой Историей - автор развивает убедительно и заставляет сопереживать герою даже самого осторожного читателя. В конце прочтения понимаешь главное. Сила романа - в любви автора к своему скромному герою, иррациональной и потому пронзительной. И эта пронзительная любовь в новом романе не слабее любви Яхиной к Зулейхе. А читатели любят за любовь... Так что очень может быть, что мы имеем дело с новым бестселлером».

(Писатель, литературовед Павел Басинский «Российская газета»)

Поэтому – если вы еще не знакомы с этим автором, то, возможно, стоит сначала прочитать «Дети мои» и лишь потом – «Зулейха открывает глаза», чтобы избежать стереотипного сравнения двух совершенно разных текстов одного действительно талантливого писателя.

И, наконец, третий роман писателя – «Эшелон на Самарканд». Издатели обозначили его жанр как «красный истерн», критики отреагировали диаметрально противоположно, обвинив автора в «очернении» и «обелении» русской истории, читатели с нетерпением ждут своей очереди на книгу в библиотеках. Но определенно ясно – эта книга – очередное громкое событие в современной прозе.

Из аннотации: «1923 год. Начальник эшелона Деев и комиссар Белая эвакуируют пять сотен беспризорных детей из Казани в Самарканд. Череда захватывающих и страшных приключений в пути, обширная география - от лесов Поволжья и казахских степей к пустыням Кызыл-Кума и горам Туркестана, палитра судеб и характеров: крестьяне-беженцы, чекисты, казаки, эксцентричный мир маленьких бродяг с их языком, психологией, суеверием и надеждами…».

И между строк - вопросы простые, но вечные, а потому сложные и для героев, и для читателя: «Что такое добро? И может ли быть добрым зло? А любовь - какая она? Где та граница, перейдя которую возврата не жди, и молодой парень становится стариком, поцелованным Смертью?».

Это книга о Человеке. Сама автор обозначает эту идею так: «Смысл этого романа был не в том, чтобы создать «текстовую фотографию» какого-то конкретного эшелона, который идет по конкретному маршруту. Фотографией времени можно считать исторический документ, этим занимаются историки в научных работах. Я литератор, автор художественного текста, и даю в книге художественную правду, как понимаю ее. Для меня она заключается в том, что в людях больше человеческого, чем звериного. Что в людях, даже самых суровых, в критический момент может проснуться человеческое - и именно это происходит с героями книги» (Гузель Яхина, интервью).

Так ли это? – каждый читатель определит для себя. Скажем лишь только, что к творчеству Гузель Яхиной можно относиться по - разному, но истина будет едина – ее книги обладают магической силой терапевтического осмысления русской истории и травм прошлого, трудных, тяжелых вещей.

«Именно такую задачу в каком-то смысле ставили перед собой Ахматова («а это вы можете описать?») и Солженицын в России, и зарубежные авторы, работавшие с темами американского рабства или Холокоста, вроде Тони Моррисон и Уильяма Стайрона. Не просто прокричать, чтобы немного полегчало, но «описать», чтобы невместимое оказалось вмещено. Описать, чтобы выйти из отношений зависимости и превратиться, как говорит сама Яхина в своем авторском манифесте, из объекта истории своей страны в ее субъекта, из слепо прилепившегося к своему «брату-хозяину» больного и напуганного ребенка в свободную личность» (Николай Эппле, автор книги «Неудобное прошлое: память о государственных преступлениях в России и других странах»).

Желаем читателям гармоничного знакомства с творчеством Гузель Яхиной и глубокого постижения идейного содержания всех ее книг. Они есть в фонде Псковской областной универсальной научной библиотеки им. В. Я. Курбатова.

Голубева Антонина, главный специалист Регионального центра чтения

 

Новости

1 августа

845 годРодился японский государственный деятель, учёный и поэт Сугавара-но Митидзанэ.

1557 годВ Риме в возрасте 67 лет скончался шведский писатель и священнослужитель Олаф Магнус.

1801 годВ Иркутске родился русский писатель, литературный критик, журналист, книгоиздатель Ксенофонт Алексеевич Полевой.

1819 годВ Нью-Йорке родился американский писатель Герман Мелвилл («Моби Дик»).

Подробнее ...
Баннер
Баннер
Баннер
яндекс.ћетрика