Главная ЛитПремии "Человек темен и страшен, но мир человечен и тепел" - Захар Прилепин "Обитель"
"Человек темен и страшен, но мир человечен и тепел" - Захар Прилепин "Обитель"

groups 1366705986«Никакая тема никогда не будет закрыта до конца – ни война, ни тюрьма, ни революция. Всякая новая эпоха даёт шанс настроить оптику чуть иначе, увидеть те же события с другого расстояния», сказал в одном из интервью Захар Прилепин.
Так с другого расстояния в своем новом романе «Обитель» Захар Прилепин продолжает говорить о теме, для русской литературы не новой и достаточно освещенной – теме Лагеря. Только у Прилепина изображен не ГУЛАГ, как, например, у Солженицына, эта книга о СЛОНе - Соловецком лагере особого назначения конца 1920-х годов, первом концентрационном лагере советской власти, уникальном учреждении, организованном для «перековки чуждого элемента», где под сенью монастырских стен переплелись судьбы поэтов и бандитов, интеллектуалов и маргиналов, блаженных и блатных.
25536651 news bigpic-300x210Казалось бы, зачем современному писателю обращаться к теме, которая вдоль и поперек исследована не просто маститыми предшественниками, а теми, кто сам испытал трагедию лагерной жизни: есть «Архипелаг ГУЛАГ» Солженицына, есть «Колымские рассказы» Шаламова, есть, в конце концов, воспоминания Олега Волкова.
230 0 230x200Однако Прилепин и не претендует на то, чтобы превзойти своих предшественников. «Солженицын огромен и в чём-то неоспорим, - говорит Прилепин, - но я поставил свой маленький мольберт немножко в стороне и рисовал то, что считал нарисовать нужным сам».
SLONА важно для него, прежде всего, понять, как в душе лагерного человека соотносятся границы свободы физической с границами свободы духовной. Вместе с главным героем, 27 – летним Артемом Горяиновым автор погружается в самую суть понятия греховности. Соловки дают возможность увидеть лагерную жизнь иной, более сложной, поскольку в 20-е годы в лагере, по словам самого Прилепина, «практически царило самоуправление, все производства возглавляли сами заключённые, они же были командирами рот, взводными, отделенными и десятниками – причём в основном руководящий состав был из числа бывших белогвардейцев...».
230Критики называют роман главным литературным событием этого года в России, суперроманом. Дело не только в объёме – почти 800 страниц, где мы видим гармоничном смешении многочисленных исторических персонажей с вымышленными, так что и разделить их невозможно.Не только в широчайшем диапазоне: роман легко можно поименовать «энциклопедией соловецкой жизни», поскольку история Соловков воссоздана с опорой на многочисленные документальные источники (дневники, письма, воспоминания). Не только в драматургии: любовная история на чудовищном фоне быта Соловецкого лагеря. Дело даже не в деталях, не в психологической достоверности происходящего.Главное достоинство книги в прилепинском пафосе, который выражен, прежде всего, в удачном выборе главного героя: не белогвардейца, не чекиста, не контрреволюционера, не монаха, не блатного, а обыкновенного «бытового» убийцы, даже отцеубийцы.
obitel-zahara-prilepina-1482-233Прилепин показывает, что путь к вере извилист и путан, и часто, по мере его прохождения, грехи становятся ещё тяжелее, чем в самом его начале. Герой не может не прийти к вере, находясь в таком месте: Соловецкий лагерь – монастырь, намоленое место. Прилепину важно страданием «очистить» Артёма, показать, каков он изнутри, этот весёлый обаятельный человек - человек без страха Божия и любви...Кроме того, отдельную линию в романе Прилепин отводит любви – но не романтической, а искаженной, поломанной, но все же любви. И любовная интрига здесь разрешается очень интересно.
obitelВ итоге роман никого не оправдывает и не судит, автор только показывает, как легко могут сочетаться в одной душе, на одном клочке земли ад и рай, любовь и смерть, вой и песня, боль и радость.Это роман о людях, о мужчинах и женщинах, о вере, о слабости, о подлости, и возможности преодолеть хотя бы на миг человеческое в себе – стать больше, чем ты есть.
«Здесь представлена живая жизнь - которая всегда вмещает в себя всё: и трагедию, и комедию, и плутовской роман, и мелодраму, и что угодно». Но в целом эта книга без идеологии, стоящая на том, что «человек темен и страшен, но мир человечен и тепел», а значит, жизнь земная – сладка. Значит, можно жить и дальше.

Материал подготовила Антонина Голубева, Региональный центр чтения

 

Новости

Осенний Псков вспоминает Сергея Довлатова - русского писателя-прозаика, публициста и журналиста, эмигранта: 3 сентября 1941 года он родился в Уфе. Его жизнь хаотична, но в ней была и некая неожиданность, виртузность, которых не хватает многим для счастья... Было в ней и наше заповедное Михайловское.

«Я побывал в 13 странах мира, но лучше мест, чем Пушкинские горы, не видел», - писал Довлатов.

Подробнее ...
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер