Главная
Научная январиада: Разведка далёких планет продолжается

 

Владимир Сурдин:  Я помню запуск первого спутника, хорошо помню полет Гагарина. Были годы, когда пропаганда только и говорила, что о наших успехах в космосе. Тянуло к этому. Тогда, в середине 1960х очень много было астрономических клубов, планетариев, которые за время перестройки умерли. Много ребят увлеклись, это казалось романтичным. Судеб поломалось – масса. Потому что, даже поступив на астрономический факультет сюда или в Ленинграде, они вдруг понимали, что никакой романтики нет, что шесть лет надо долбить суровую математику, квантовую механику, статы и прочие вещи, от которых волосы дыбом, а к телескопу тебя и близко не подпускают! Ожидали романтики, а выяснилось – тяжелая работа. У нас и отсев был колоссальный. По 3, по 4 человека вылетали на сессиях из группы, потому что думали, будто астрономия сродни поэзии. Но из тех, кто остался, никто не поменял специальности. Даже после 90-го, когда очень тяжело было.

Профессия астронома очень редкая. В России астрономов всего около 600 человек. Во всём мире – около 12 тысяч. Половина из них работает в Америке, а вторая половина – в Европе.

Владимир Сурдин: В астрономии еще вот  какая особенность: хочешь ты или не хочешь, ты всегда для изучения объекта кооперируешься с кем-нибудь в Японии, Штатах, Австралии, с теми, кто примерно этим же занимаются. Говоришь: ты вот мою звезду понаблюдай, я твою понаблюдаю. Больше шансов, что у одного из нас будет хорошая погода. Абсолютно интернациональная наука, невозможно ей в одиночку заниматься.

Говорят, человек стал человеком, когда разогнул спину и поднял взгляд вверх. Действительно, это лёгкое движение меняет масштаб мироздания. Посмотрев вверх, мы каждый раз видим новую даль.

В былые времена планету обнаруживали раз в столетие, а ныне – каждую неделю. Многие могут задать вопрос: «А зачем вообще нужно тратить усилия на поиск далёких планет?» Не лучше ли сосредоточиться на благополучии своей родной планеты?  Вопрос, конечно, риторический: история науки уже давно ответила на него. То, что сегодня выглядит просто интересным для нескольких человек в мире, завтра, возможно, окажется жизненно важным для всего человечества. На войне один разведчик, бывало, обеспечивал успех всей армии. Наука, по мнению Владимира Сурдина, та же разведка. Современная астрономия – это разведка Вселенной.  Задача учёных – проникнуть за предельную глубину в пространстве и времени. Чтобы выжить и развиваться, нужно знать о Космосе всё.

Василиса Владимирова

Региональный центр чтения

 

 

Новости

БиблиоТеатр «Прямая Речь» приглашает на очередную беседу из цикла «Театральная энциклопедия». Тема – «Становление режиссёрского театра в России». Участвует засл.арт. РФ Виктор Яковлев.

Пожалуй, сегодня нам трудно представить современный театр без режиссёра. Задача режиссёра – сделать написанный текст визуальным рядом. Объяснение примитивное, но верное, как первобытный человек. Но только талант, индивидуальность режиссёра способны сделать визуальный ряд художественным событием.

22 июня 1897 года в два часа дня в московском ресторане «Славянский базар» началась одна знаменательная встреча.

Встретились два человека, и разговаривали 18 часов. Владимир Иванович Немирович-Данченко и Константин Сергеевич Алексеев (по сцене — Станиславский).

Станиславский в своей книге «Моя жизнь в искусстве» в главе «Знаменитая встреча» вспоминает:

«В июне 1897 года я получил от него записку, приглашавшую меня приехать для переговоров в один из московских ресторанов, называвшийся «Славянским Базаром». Там он выяснил мне цель нашего свидания. Она заключалась в создании нового театра, в который я должен был войти со своей группой любителей, а он — со своей группой выпускаемых в следующем году учеников».

А в 1898 г. откроется Московский Художественный общедоступный театр, и начнётся эпоха режиссёрского театра в России. Станиславский и Немирович-Данченко дадут плеяду режиссёров, чьи имена станут символом российского театра.

Спустя годы, будучи в эмиграции, Михаил Чехов, актёр, театральный педагог, режиссёр и, к слову, племянник Антона Чехова, в лекции для американских студентов «О пяти великих русских режиссерах» обобщил опыт ранней русской режиссуры, являющейся важным звеном как культуры Серебряного века, так и мировой сцены: «Сопоставляя крайности Мейерхольда и Станиславского с театральностью Вахтангова, мы в конце концов приходим к убеждению: все допустимо, все возможно в театре… Все совместимо и сочетаемо! Смелость! Свобода! Так воспитали нас Станиславский, Мейерхольд, Таиров и другие».

Приглашаем: 24 октября, 14:00, smart-зал ПОУНб.

Нина Яковлева



Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер