Главная
"Русский Букер" - сезон завершен

Крестьянин - сельский житель, основным занятием которого является земледелие или животноводство.

Teenager  (подросток) — юноша или девушка в переходном от детства к юности возрасте.

Затянувшееся тинейджерство может обернуться инфантилизмом, нахлебничеством, в том числе и морально-нравственном. Мальчики-юноши не перешедшие в ипостась мужчины-защитника, мужчины-созидателя. Людмила Улицкая написала об этом целый роман «Искренне ваш Шурик». А Татьяна, любимая девушка нашего героя, пытается учить его: — Нельзя, нельзя тебе оставаться таким, какой ты сейчас. Нельзя быть таким инфантильным. Нельзя жить только лишь любовью и одной лишь ревностью. Ты же не глупый тинейджер, у которого внутри нет ничего, кроме гормонов... Где твоя книга о Суворове, которую ты мне обещал?..

Заброшенная деревушка в Псковской области стала временным пристанищем  для московского юноши, исключенного из университета, спрятавшегося от призыва  в армию.     Эта русская деревня первозданна своей природой, и ошеломительна  примитивным бытом, так свойственном всякому российскому селу. Вот он весь экстрим для современного урбаниста: не работают интернет, мобильная связь, в баньку – за несколько километров, туалет – с жердочки в коровьем хлеву. А в остальном – все pastorale, bukolikos. Понятны и зримы многие ситуации, описанные в романе, - социальная бесправность, культурная ограниченность,  серая будничная беспросветность.  И, кажется, что народ не умеет жить, народ привык лишь выживать… В книге менее всего стилистических тонкостей, литературных эскапад.  Роман ценен сюжетом, замыслом, запечатленными человеческими отношениями. Душевные страдания крестьянина Панюкова и тинейджера Германа вдруг сближают эти два разных  поколения. Любовь отправляет их в путь, но награждает лишь трагическим финалом для Панюкова и драматическими страданиями для Геры. Финал романа отражает трагедию трех российских десятилетий.  Панюков прошел военные дороги Афганистана, болью воспоминаний отзывается в нем Кардаган. Современный менталитет родителей Германа заставляет прятать своего ребенка от призыва в армию. Но Гера вдруг  вырывается из кокона тинейджерства, идет служить, и попадает на Кавказ…  Сделает ли война из него мужчину, не затуманит ли кровь сострадать, и, главное!, выживет ли он в этой мясорубке?

dmitriev1 Пройдет немногим больше года и, сидя на броне перед дырой в горе, Герасим вновь нечаянно приманит стрекозу. Там, в черной дыре тоннеля, что-то застопорится, колонна встанет, и Герасим выберется покурить из люка на броню. Прозрачный, желтый сгусток горячего воздуха перед его лицом окажется живою стрекозой; Герасим, торопливо затянувшись кисловатым горьким дымом, успеет заглянуть в ее огромные, размером каждый с ее же голову, подернутые мелкой сеткой, пустые и всевидящие глаза…

В черной задымленной дыре снова взревут моторы, и дрожь железа пробежит по всей длине шоссе. Прежде чем услышать за спиной короткий властный окрик и выплюнуть недокуренную сигарету, прежде чем вновь забраться под броню и закрыть за собой люк, Герасим вспомнит тот июньский день.

…Висит перед глазами стрекоза, скрипит щебенка под ногами, безлюдное шоссе уходит вправо, за пологий холм, заросший можжевельником; внезапно из-за можжевеловых кустов ему навстречу выходит человек со вздернутыми кверху широкими и острыми, угловатыми плечами, темный, как птица, на фоне солнца, бьющего прямо в лицо. Гера, взмахнув перед собой ладонью, прочь гонит стрекозу, с болезненным прищуром вглядывается в человека и узнает его походку, его распахнутую плащ-палатку, и понимает, наконец, что это Панюков идет ему навстречу.

Нина Яковлева, региональный центр чтения

 

 

Новости

30 июня родился Жорж Дюамель — французский прозаик, поэт, драматург, литературный критик; лауреат Гонкуровской премии (1918), член Французской академии (1935). Своим положением в литературе Дюамель обязан художественной прозе.


Первую серию его прозаических вещей образуют «свидетельства» о Первой мировой войне, в которой он участвовал в качестве военного врача: сборники рассказов «Жизнь мучеников» (1917) и «Цивилизация» (1918) — получившая Гонкуровскую премию, «Семь последних язв» (1928). Эти книги — эпопея лазарета, свидетельство того сострадания, которое автор испытывал к раненым и больным солдатам, своим пациентам. Они проникнуты сочувствием жертвам войны, возмущением и печалью, вызванными сознанием, что помешать организованному истреблению людей невозможно. С пацифистских позиций Дюамель осуждал войну в книге стихов «Элегии» (1920) и фарсе «Лапуант и Ропито» (1919).

Подробнее ...
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер