Главная Открываем литературу non-ficnion
Открываем литературу non-ficnion
13.11.2012 10:19

nonfictionЛитература  non-fiction, о которой так много говорим последнее время, уверенно раздвигает горизонты знаний и просвещения!

Сними Книгу с полки, познай непреходящие ценности!

Понятие литературы non-fiction - западное культурное явление, его  зарождение - это конец 50-х.

Считается, что одной из первых книг non-fiction была книга Трумэна Капоте «Хладнокровное убийство». Автор  рассказал историю жестокого убийства, совершенного на ферме. На эту книгу потратил много лет, тщательно выясняя все подробности.  Писатель в предисловии к capoteсвоему труду:      Весь материал книги, кроме того, который является плодом моих личных наблюдений или взят из официальных документов и интервью с людьми, непосредственно причастными к событиям, по большей части – результат многочисленных расспросов, которые я производил в течение долгого времени.

capote1Книга более всего отвечает жанру романа, Капоте написал живой реалистичный рассказ страшного преступления, сумев избежать тривиальных детективных приемов.

Как «синтез художественной литературы и журналистики» расценила литературная критика этот роман-репортаж. При чтении ощущаешь себя в своеобразном пространстве 3D – ты ходишь по тропинкам ногами преступников, твои пальцы касаются подушки, на которой лежали несчастные жертвы… Но почему так горько жаль этих убийц? Почему ты не можешь стать ни прокурором, ни адвокатом? Почему так хочется отодвинуть от них Перекладину, как называют виселицу?

60-е и 70-е годы были отмечены экспериментами с формой. В 70-е годы появилась новая журналистика, где были приемы, ранее vylfиспользованные только в художественной прозе. Одним из пионеров новой журналистики был писатель Томас Вулф. Его известная vylf1книга "Электропрохладительный кислотный тест». Это сомнительный исследовательский опыт совместно с писателем Кен Кизи, - с группой хиппи они мотались по Америке, изучая способы существования наркоманов. А уже в зрелые годы написал целую сагу о нравах в студенческой среде. «Конфетнораскрашенная vylf2апельсиннолепестковая обтекаемая малютка» явила собой старт новой журналистики. Книга стала бестселлером и утвердила Вулфа в роли главного экспериментатора от литературы в жанре документальной прозы, писателя стали воспринимать  не иначе как «мастер». «Основной идеей данного направления писатель видел построение документального описания человека или группы после интенсивного наблюдения и глубокой беседы с использованием литературных приёмов и техник писателей-реалистов, смешанных с реконструкцией драматических сцен». (http://www.people.su/24756 ) Том Вулф уже тогда, в 60-е, говорил о молодежной субкультуре не только как журналист, но как документалист-исследователь. В этом эссе обозначил автострасть молодежи, их тягу к бесшабашным гонкам, как к образу жизни.

Кстати, это о молодежи, о наших бесконечных претензиях - она другая, она другая с каждым новым поколением.

В научной литературе non-fiction считается сравнительно новым явлением. В какой-то степени пытается отвоевывать позиции у художественной литературы.

В Советском Союзе такого понятия не было, потому что литература была достаточно изолирована от остального мира. Появлялись книги мемуарного плана, часто военные, когда журналист приходил к какому-то фронтовику и записывал его воспоминания. Но эти книги были мало популярны.

Ситуация стала меняться в 90-е годы, когда появилась переводная литература.

К сожалению, сейчас еще мало отечественной литературы non-fiction , которая отвечала бы профессиональным требованиям. Во многом она отдает «желтизной» (быстро рассказать какое-то скандальное происшествие, убийство).

Имеет ли право автор такой литературы что-то додумывать от себя? Это уже на совести конкретного писателя.

Литература non-fiction это прежде всего знание; читая эти книги, мы хотим узнать нечто новое. Non-fiction как инстинкт, который заставляет человека все время что-то искать, не проводить праздно время.  Непридуманная литература придумывает коммуникативные ходы к читателю. Подчас именно эта литература оказывается ярче и драматичнее, чем любой остросюжетный роман.

Часто  авторы и издатели откровенно считают, что чтение таких текстов тяжелый труд, и все финансовые затраты  сомнительны. Действительно, чтение  non-fiction это работа, но работа на образование, которое и затратное и трудное. Отсутствие или падение спроса non-fiction означает, что в России истина не важна, обесценивается ценность знания.

Об этом необходимо заявлять на высоком уровне.

Нина Яковлева, региональный центр чтения

 

 

Новости

Когда человек умирает, остаётся память, она связывает нас невидимыми нитями, они звенят болью утраты…

А писатель не умирает никогда, прорастая в будущее словами своих книг.

Да, Александр Бологов прожил долгую жизнь. Судьба несла и счастье и трагедию, были годы любви и годы слёз. Долгие годы работал учителем литературы, в нашем городе живут ученики любимого Сан Саныча. Когда учитель встречался с ними, казалось, они продолжают долгий диалог во времени и пространстве.

Книги Александра Бологова - о поступке, за которым стоит человек. «Один день солнца» вмещает рассказ целой жизни, а там – облака, а там – разговоры, а там – синева и бесконечные звёзды, и его любимая водная стихия.

Благородство и чувство правды – это не только герои Бологова, это он сам. Память живущих хранит его поступок, когда он дал приют своего крова отверженным, - это та самая «луковка» от Достоевского, которая даёт свет в Жизни Вечной. Только «луковка Бологова» обросла руками всех, кто хотел ухватиться за неё. И ликует его ангел, застывший в небесах, в ожидании раба Божиего Александра.

Александр Бологов «Что-то ещё»:

«Клееной стороне кладбище двинулось недавно: старую стену, что отгородила живое поле от мертвого, оно проросло незаметно. Думалось, отодвинут со временем и каменную ограду, - охватят часть ближнего пустыря, и все: и дальним потомкам места хватит. Стена высокая, крепкая: известняка вокруг - все толщи земные, и закрайку кладбища долго будут обживать усопшие. Но то ли время быстрей побежало, то ли еще что стряслось на свете, но пустырь за старым косогором так быстро порос печальными бугорками свежих могил, что об ограждении его стеной и говорить перестали».

Региональный Центр Чтения

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер