Главная
Бывают странные сближенья... Акт второй

Если мы перестаем замечать классику, тогда она сама властно заявляет о себе: звуками, образами в словах и красках. Каждое художественное явление запечатлевает в себе время, и, что самое удивительное!, умеет распечатываться по прошествии лет.

debussiКлод Дебюсси. Вобравший в себя прелюдии романтизма, мгновения импрессионизма, мятущегося  экспрессионизма, захваченный музыкой Модеста Мусоргского и Петра Чайковского, композитор отразил в своем творчестве дух эпохи, со всеми ее достоинствами и пороками.

17 октября в Московской консерватории стартует Международный фестиваль "Дебюсси и его время". Оказывается, современникам фрондёрские звуки Дебюсси открывают иные возможности исполнения. Послушайте, как известный  перкуссионист Владимир Тарасов импровизирует на темы Дебюсси. Вслушайтесь, как в сближении с композитором звучат тексты Владимира Сорокина и Виктора Пелевина, Велимира Хлебникова и Иосифа Бродского… Слушайте, читайте, расширяйте ваши имена.

Наша областная «научка» ждет Вас!

Нина Яковлева, региональный центр чтения

 

Новости

Когда человек умирает, остаётся память, она связывает нас невидимыми нитями, они звенят болью утраты…

А писатель не умирает никогда, прорастая в будущее словами своих книг.

Да, Александр Бологов прожил долгую жизнь. Судьба несла и счастье и трагедию, были годы любви и годы слёз. Долгие годы работал учителем литературы, в нашем городе живут ученики любимого Сан Саныча. Когда учитель встречался с ними, казалось, они продолжают долгий диалог во времени и пространстве.

Книги Александра Бологова - о поступке, за которым стоит человек. «Один день солнца» вмещает рассказ целой жизни, а там – облака, а там – разговоры, а там – синева и бесконечные звёзды, и его любимая водная стихия.

Благородство и чувство правды – это не только герои Бологова, это он сам. Память живущих хранит его поступок, когда он дал приют своего крова отверженным, - это та самая «луковка» от Достоевского, которая даёт свет в Жизни Вечной. Только «луковка Бологова» обросла руками всех, кто хотел ухватиться за неё. И ликует его ангел, застывший в небесах, в ожидании раба Божиего Александра.

Александр Бологов «Что-то ещё»:

«Клееной стороне кладбище двинулось недавно: старую стену, что отгородила живое поле от мертвого, оно проросло незаметно. Думалось, отодвинут со временем и каменную ограду, - охватят часть ближнего пустыря, и все: и дальним потомкам места хватит. Стена высокая, крепкая: известняка вокруг - все толщи земные, и закрайку кладбища долго будут обживать усопшие. Но то ли время быстрей побежало, то ли еще что стряслось на свете, но пустырь за старым косогором так быстро порос печальными бугорками свежих могил, что об ограждении его стеной и говорить перестали».

Региональный Центр Чтения

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер