Главная ЛитФакты Трагическая тень августа: Макс Волошин
Трагическая тень августа: Макс Волошин

 

«Я родился в духов день, когда земля – именинница, отсюда, вероятно, моя склонность к духовно-религиозному восприятию мира и любовь к цветению плоти и вещества во всех его формах и ликах».

С новой жизнью связано много надежд. Это и преемственность поколений, и сохранение духовно-нравственных ценностей. Трагедия общества, когда безжалостный сапог государства опускается на личность.

Максимилиан Волошин поэт-символист, живописец, фотограф, искусствовед, переводчик, лектор, краевед.  Волошин – достояние многострадальной России - оказался вычеркнутым из памяти целого поколения своих соотечественников. С 1928 по 1961 год ни одно его творение не было опубликовано в Советском Союзе.

Причина не нова – Волошин никогда не стремился стать единомышленником власти. “Совесть народа – поэт, в государстве нет места поэту”, — ещё в начале XX века вывел он эту крамольную формулу, осознав, что настоящему художнику суждено быть изгоем при всех царях и народоустройствах.

Жизнь Макса Волошина это служение поэзии, человечеству. Он был Человек Мира, с «темой России» в сердце.

Кончина ему выпала тяжелая: умирал мучительно, - на фоне астмы началось ползучее воспаление легких. Лежать не мог, спать пытался сидя.  Болезнь выматывала денно и нощно, слабый обессиленный он сказал: «Мучения и страдания тогда хороши, когда они – одно мгновение, иначе это – неврастения».

Вспоминала  Лидия Аренс, одна из тех, кто дежурил у постели умирающего Волошина:

"Скажи, Лида, на какую букву легче дышать?" Нам запрещалось с ним разговаривать, и я, удивленная его вопросом, подумав немного, ответила: "Не знаю". Прошло, наверное, около получаса, когда Максимилиан Александрович вдруг сказал: "На букву И". Сразу я даже не поняла, а потом сообразила, что он передышал на весь алфавит и сделал вывод.

Умер Максимилиан Александрович 11 августа 1932 года и был положен на стол в столовой. Сразу же послали в Феодосию за льдом, и он был кругом им обложен. Стояла жара, и решили хоронить 12-го, на другой день.

Маруся была вне себя и то падала на пол, раскинув руки крестом, и голосила, как простая баба, причитая: "На кого ты меня оставил, зачем покинул" и т. д., то лежала часами молча, то была окружена людьми, то прогоняла всех... Был создан комитет по организации похорон, и все быстро и четко делалось.

После смерти Максимилиана Александровича в доме наступила какая-то странная и жуткая тишина, все сидели по своим углам.

На другой день похороны были назначены на 6 часов вечера. Поставили гроб на телегу, запряженную одной лошадью. Все мы и масса народу из всех домов отдыха и вся деревня пошли огромной толпой на верх горы, где сам Максимилиан Александрович выбрал себе место для могилы. Лошадь не могла довезти до самого верха горы, и тогда мужчины подняли гроб и понесли его и поставили у вырытой могилы.

Солнце садилось и освещало лицо Максимилиана Александровича в гробу, и Марусю, и всех, кто стоял кругом, и всю огромную толпу, и чудесный вид оттуда».

Далёкие потомки наши, знайте,
Что если вы живёте во вселенной,
Где каждая частица вещества
С другою слита жертвенной любовью
И человечеством преодолён
Закон необходимости и смерти, —
То в этом мире есть и наша доля!

Нина Яковлева, региональный центр чтения

 

 

Новости

Мы продолжаем знакомить с участниками всероссийского проекта «Большое чтение».

«Большое чтение» - это сохранение литературных традиций в русской культуре: диалог писателя с читателем. Условно говоря, это счастливая возможность подтвердить призыв Павла Басинского: считать 2018 год - Годом единства русских классиков. Литературный век, последующий за «золотым периодом» русской классики, весь вышел из «гоголевской шинели».

«Литература ничего не отражает, а воплощает строение самого бытия. В своем становлении бытие остается невидимым». Метафизическое размышление Григория Амелина расставляет акценты в трагическом XX веке, и весьма характерно для творчества писателей "Большого чтения" - 2018.

Писатель на встречах с читателем «отдувается» за весь свой цех: как часто читатель «почвенник» кривится от постмодернизма, ему непонятен смысл русского футуризма, метафоры в тексте путают, раздваивают сознание...

В 2007 г. лауреатом литературной премии «Национальный бестселлер» стал Илья Бояшов. Поистине «Нацбест» оправдал свой девиз: «Проснуться знаменитым!». Роман-притча. Мир, природа в движении. Какие-то духи, невидимые человеческому глазу. Миграция в сторону бед, катаклизмов. Бесконечное стремление к перемещению. Полноценность бытия ощущается только через постоянное преодоление, через движение. Как факт. И каждое живое существо – полноценное создание Всевышнего. Включая Кота. Так можно рассказать о фантасмагории Бояшова. И вполне в контексте «Нацбеста» - писать без «консервантов», слышать время в метафорах.

Анна Золотарёва, поэт, обладатель престижных премий, но мы отметим награду, весьма характерную для её творчества: Международная отметина имени отца русского футуризма Давида Бурлюка. Заклеймённый футуризм – это всего лишь новые открытия в творчестве, когда творец опережает время. В поэзии Золотарёвой столько воздуха, света, сколько вмещают в себя чистота помышлений и творческой самоотдачи:

Господи, сколько ж мне дадено!

Черного дадено, белого,

Нежного и горелого,

Только не надо мне краденного.

Господи, сколько же отнято!

Пестрого отнято, глупого,

Мягкого и грубого,

Но не отнимешь опыта.

Что же еще приготовлено?!

Господи, все с благодарностью

Встречу, все, что осталось мне!

Только не обессловливай!

БОЛЬШОЕ ЧТЕНИЕ – путь к обретению новых знаний.

Друзья, встречи с участниками проекта «Большое чтение» будут проходить в Центральной городской библиотеке, областном колледже искусств им. Н.А. Римского-Корсакова, Государственном университете. Следите за объявлениями на сайте ПОУНб.

Нина Яковлева


Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер