Главная ЛитФакты Трагическая тень августа: Макс Волошин
Трагическая тень августа: Макс Волошин

 

«Я родился в духов день, когда земля – именинница, отсюда, вероятно, моя склонность к духовно-религиозному восприятию мира и любовь к цветению плоти и вещества во всех его формах и ликах».

С новой жизнью связано много надежд. Это и преемственность поколений, и сохранение духовно-нравственных ценностей. Трагедия общества, когда безжалостный сапог государства опускается на личность.

Максимилиан Волошин поэт-символист, живописец, фотограф, искусствовед, переводчик, лектор, краевед.  Волошин – достояние многострадальной России - оказался вычеркнутым из памяти целого поколения своих соотечественников. С 1928 по 1961 год ни одно его творение не было опубликовано в Советском Союзе.

Причина не нова – Волошин никогда не стремился стать единомышленником власти. “Совесть народа – поэт, в государстве нет места поэту”, — ещё в начале XX века вывел он эту крамольную формулу, осознав, что настоящему художнику суждено быть изгоем при всех царях и народоустройствах.

Жизнь Макса Волошина это служение поэзии, человечеству. Он был Человек Мира, с «темой России» в сердце.

Кончина ему выпала тяжелая: умирал мучительно, - на фоне астмы началось ползучее воспаление легких. Лежать не мог, спать пытался сидя.  Болезнь выматывала денно и нощно, слабый обессиленный он сказал: «Мучения и страдания тогда хороши, когда они – одно мгновение, иначе это – неврастения».

Вспоминала  Лидия Аренс, одна из тех, кто дежурил у постели умирающего Волошина:

"Скажи, Лида, на какую букву легче дышать?" Нам запрещалось с ним разговаривать, и я, удивленная его вопросом, подумав немного, ответила: "Не знаю". Прошло, наверное, около получаса, когда Максимилиан Александрович вдруг сказал: "На букву И". Сразу я даже не поняла, а потом сообразила, что он передышал на весь алфавит и сделал вывод.

Умер Максимилиан Александрович 11 августа 1932 года и был положен на стол в столовой. Сразу же послали в Феодосию за льдом, и он был кругом им обложен. Стояла жара, и решили хоронить 12-го, на другой день.

Маруся была вне себя и то падала на пол, раскинув руки крестом, и голосила, как простая баба, причитая: "На кого ты меня оставил, зачем покинул" и т. д., то лежала часами молча, то была окружена людьми, то прогоняла всех... Был создан комитет по организации похорон, и все быстро и четко делалось.

После смерти Максимилиана Александровича в доме наступила какая-то странная и жуткая тишина, все сидели по своим углам.

На другой день похороны были назначены на 6 часов вечера. Поставили гроб на телегу, запряженную одной лошадью. Все мы и масса народу из всех домов отдыха и вся деревня пошли огромной толпой на верх горы, где сам Максимилиан Александрович выбрал себе место для могилы. Лошадь не могла довезти до самого верха горы, и тогда мужчины подняли гроб и понесли его и поставили у вырытой могилы.

Солнце садилось и освещало лицо Максимилиана Александровича в гробу, и Марусю, и всех, кто стоял кругом, и всю огромную толпу, и чудесный вид оттуда».

Далёкие потомки наши, знайте,
Что если вы живёте во вселенной,
Где каждая частица вещества
С другою слита жертвенной любовью
И человечеством преодолён
Закон необходимости и смерти, —
То в этом мире есть и наша доля!

Нина Яковлева, региональный центр чтения

 

 

Новости

БиблиоТеатр «Прямая Речь» приглашает на очередную беседу из цикла «Театральная энциклопедия». Тема – «Становление режиссёрского театра в России». Участвует засл.арт. РФ Виктор Яковлев.

Пожалуй, сегодня нам трудно представить современный театр без режиссёра. Задача режиссёра – сделать написанный текст визуальным рядом. Объяснение примитивное, но верное, как первобытный человек. Но только талант, индивидуальность режиссёра способны сделать визуальный ряд художественным событием.

22 июня 1897 года в два часа дня в московском ресторане «Славянский базар» началась одна знаменательная встреча.

Встретились два человека, и разговаривали 18 часов. Владимир Иванович Немирович-Данченко и Константин Сергеевич Алексеев (по сцене — Станиславский).

Станиславский в своей книге «Моя жизнь в искусстве» в главе «Знаменитая встреча» вспоминает:

«В июне 1897 года я получил от него записку, приглашавшую меня приехать для переговоров в один из московских ресторанов, называвшийся «Славянским Базаром». Там он выяснил мне цель нашего свидания. Она заключалась в создании нового театра, в который я должен был войти со своей группой любителей, а он — со своей группой выпускаемых в следующем году учеников».

А в 1898 г. откроется Московский Художественный общедоступный театр, и начнётся эпоха режиссёрского театра в России. Станиславский и Немирович-Данченко дадут плеяду режиссёров, чьи имена станут символом российского театра.

Спустя годы, будучи в эмиграции, Михаил Чехов, актёр, театральный педагог, режиссёр и, к слову, племянник Антона Чехова, в лекции для американских студентов «О пяти великих русских режиссерах» обобщил опыт ранней русской режиссуры, являющейся важным звеном как культуры Серебряного века, так и мировой сцены: «Сопоставляя крайности Мейерхольда и Станиславского с театральностью Вахтангова, мы в конце концов приходим к убеждению: все допустимо, все возможно в театре… Все совместимо и сочетаемо! Смелость! Свобода! Так воспитали нас Станиславский, Мейерхольд, Таиров и другие».

Приглашаем: 24 октября, 14:00, smart-зал ПОУНб.

Нина Яковлева



Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер