Главная Публикации Премия "Просветитель": лауреат Владимир Плунгян
Премия "Просветитель": лауреат Владимир Плунгян

Премия «Просветитель» в Лектории Политехнического музея представляет своего лауреата 2011г. в номинации «Гуманитарные науки» — Владимир Плунгян «ПОЧЕМУ ЯЗЫКИ ТАКИЕ РАЗНЫЕ. ПОПУЛЯРНАЯ ЛИНГВИСТИКА»

Представляем отрывок из лекции ученого-лингвиста Владимира Плунгяна.

Лингвистика фактически единственная наука, которая прямо конкурирует с природой.

Лингвисты стали выходить из своей Башни Слоновой Кости.

Хочется, чтобы лингвисты выходили на площадь, делясь тем, что есть их наука.

 

Книга написана об основах целой науки, которая называется теоретическая лингвистика, или чуть точнее лингвистическая типология. Наука эта мало известна широкой публике и может быть, мы всегда считали, что эта наука элитарная, которой будет заниматься очень узкий круг просвещенных, которые мало будут интересоваться  нашей проблематикой, а мы соответственно мало интересоваться тем, что происходит в окружающем мире. С тех пор как у нас в  стране теоретическая лингвистика возникла и окрепла (это примерно 60-е годы) прошло много времени, ситуация меняется и лингвисты стали к широкой публике выходить, и это не случайно. Прежде всего, что такое теоретическая лингвистика? И кто такие лингвисты? Люди от нашей науки далекие понимают, что лингвисты изучают языки, но обычный  человек слышит сочетание «изучать языки», и  как он это поймет? Этот человек изучил много иностранных языков, он полиглот, он на них свободно говорит. И когда кто-то узнает, что я лингвист, то – а-а, вы лингвист, как интересно, вы, наверное, много языков знаете, а сколько? Такая типичная реакция, многие с этим сталкиваются. Но обыденное сочетание изучать язык или учить язык и изучать язык в научном отношении это имеет мало общего друг с другом. Это такая как говорят лингвисты омонимия  (явление совпадения звучания слов, различающихся по значению – ред.)

Язык такая интересная вещь, что его можно изучить разными способами. Например, географ изучает земную поверхность, химик изучает строение вещества. Химик что-то знает о каких-то закономерностях, устройствах, он проникает вглубь природы этого явления. А именно так теоретический лингвист изучает язык, он хочет понять как язык устроен, что позволяет нам с такой легкость выражать мысли словами. Я сейчас пользуюсь языком перед вами. Почему это возможно? У нас с вами в голове имеется один и тот же русский язык, эти загадочные колебания воздуха, которые достигают ваших ушей они для вас нечто значимое. Мы с вами с детства владеем одной  и той же информацией, она невероятно сложна. Никакая химия, я думаю, не может с этим сравниться, никакие кристаллы, никакие атомы, амебы, инфузории и даже ягуары, - все это очень достойные создания окружающего нас мира, но по сложности с естественным языком это сравниться не может. Этот сверхсложный механизм нам с вами дан от рождения. Это тоже большая загадка над которой ученые бьются не первое десятилетие. Маленький беспомощный младенец рождается, никто ничего особенного с ним не делает, иногда с ним разговаривают родители, окружающие и вдруг на третьем-пятом году жизни он начинает говорить. То, что на языке трудно говорить, мы все знаем. Попробуйте начать сейчас говорить на датском языке, будучи взрослыми людьми, так же, как это делают датские владельцы. Не получится. Можете прочесть все грамматики датского языка, которые существуют в мире, выучить наизусть большой датско-русский словарь, даже четыре больших словаря, но с датским младенцем пяти лет вы не сравнитесь. Вы будете говорить много хуже его. В лучшем случае, датчане будут улыбаться…

Человек не рождается со знанием законов химии или истории земной коры. Эти знания мы от рождения не получаем. Эти знания мы добываем с помощью науки. Неумение ориентироваться по звездам, неумение строить дома  - ничего этого мы с рождения не получаем, а умение говорить мы с рождения получаем. Лингвистика фактически единственная наука, которая прямо конкурирует с природой.

Развитие языкознания было сильно задержано. Естественные науки в Европе давно существовали. Лингвистика начала догонять только в 20 веке. В 20 веке лингвистика постепенно стала претендовать на место лидера гуманитарных   наук, потому что ничего сложнее языка  нет.

В школе такого предмета как лингвистика нет и нет ничего даже похожего на него. В школе изучаются основные предметы, которое человечество выработало, астрономия, география, история, лингвистики нет в принципе. Есть русский язык, есть иностранный, но это совсем другое дело. Русский язык это обучение чтению, письму грамотному, стилистике практической. Иностранный это обучение иностранному языку. Никакой теории языка школьникам, естественно, не преподается. Именно поэтому обычному человеку так трудно войти в мир этой проблематики. Хотя это важно, т.к. языки нас окружают и последнее время мы понимаем, что язык это очень важная часть нашей жизни. Переоценка всех ценностей, крушение всех привычных вещей, когда человек чувствует себя очень беззащитным: у него ничего нет – культура обманчива, прошлое оказывается непредсказуемым, еще хуже, чем будущее, а язык он  с нами всегда есть, язык это такая важная надежная ценность, которая часто нам и задает какие-то координаты.

Моя книга первоначально предназначалась для детей примерно 12-14 лет.

Когда я начал писать я понял, что это безумно сложная работа. У меня самого тогда были дети примерно 12 лет. И я подумал нужно написать так, чтобы моим детям было не то что просто интересно, но чтобы они поняли, о чем я пишу. И тут я понимаю, что я о доброй половине вещей написать не могу. Это гипотеза, это слишком сложно, то не проверено. Такая научно-популярная деятельность в каком-то смысле испытание нашей науки на прочность. То, что в этой книге есть, а специалисты  это заметят, это достижения лингвистики второй половины 19-го - первой половины 20-го.

Меня иногда спрашивают: – А почему у вас нет модных теорий, которые у всех на слуху?  Отвечаю:  – Потому что я не могу их пересказать детям.

Для меня это было очень интересное наблюдение. Вспоминаю у меня в свое время был друг из Франции, он был очень своеобразный человек, левых взглядов, как большинство европейских интеллектуалов. И я узнал, что он ходит в тюрьму преподавать языкознание. Русские коллеги удивлялись. Одна пожилая женщина ему сказала: - Да, я понимаю зачем вы это делаете, вы, наверное, спасаете души.

Он был страшно возмущен этим вопросом, и сказал ей: - Как это? Я спасаю души? Я – революционер! Какая душа? Души вообще нет у человека! Я спасаю лингвистику. Если наша лингвистика такова, что ее можно рассказать, например, заключенным, то значит, эта наука имеет право на существование. А если у меня не получится, то, вроде, мне надо менять профессию.

Я его понимаю, когда пишу для детей. Мы работали много с издательствами, сейчас книга написана для всех. Хочется, чтобы лингвисты выходили на площадь, делясь тем, что есть их наука. Если моя книга будет способствовать интересу к языкам, я буду очень рад.

Материал подготовлен и обработан                       Нина Яковлева

 

Новости

В период пробуждения природы и цветения садов, самое время прочитать книги, поднимающие настроение и напоминающие о весне. Предлагаем подборку из 10 увлекательных книг:

«Таинственный сад» Фрэнсиса Бернетта

«Таинственный сад» - книга, как нельзя лучше подходящая для весеннего чтения. Прекрасно подойдет как детям, так и их родителям. Весенняя книга нужна тогда, когда ждешь теплых дней, запаха зелени и пения птиц. Сюжет наполнен нежным описанием животных, детей, их родителей и пробуждающейся природы.

«Весенние дни» Мацуо Басе


Этот сборник для тех, кто предпочитает поэзию. Каждое стихотворение наполнено красотой весны глазами буддиста. Расцветающие цветы и деревья, спокойствие и гармония на каждой странице этой книги.

«Весна в Фиальте» Владимир Набоков

В рассказе «Весна в Фиальте» – только простые мотивы. Эта книга посвящена романтичному настроению несостоявшейся любви и загадкам судьбы, с которыми предстоит столкнуться главным героям книги.


Рисунок Владимира Набокова в книге «Весна в Фиальте и другие рассказы»


Подробнее ...
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер