Главная ЛитМастерская Писатели, которых мы ждем - Андрей Битов
Писатели, которых мы ждем - Андрей Битов

Я не могу разговаривать ни с чиновником, ни с милиционером — безнадежно.

Выросло у меня под окошком деревце. Прямо из карниза. А сегодня я проснулся от того, что стрелу подогнали, падлы, и рубили мое дерево топором. Выяснилось, что дерево мешало какому-то ГУИСу — хотя слово это не вполне пристойное. Непорядок, говорят. Непорядок, оказывается, потому, что у меня под окном дерево выросло.

Я счастливый человек: в моей жизни не было и десяти черных дней.

Первый ужас я испытал в четыре года, когда оказался отрезанным от матери. Перед тем, как блокаду установили немцы, ее установила советская власть. Они закрыли город, а немцы подошли уже потом. В тот момент я был в летнем лагере, а это сто километров на запад. Но — как и положено — произошло чудо: бабушка наткнулась в очереди на какую-то чиновную жену. У нее была машина, и ей надо было срочно вывезти ребенка из того же лагеря. Бабушка бросилась к ней в ноги и та привезла меня к маме.

Нас с братом мать вывезла из Ленинграда весной 1942-го — по ломающемуся ладожскому льду. Лед был тонкий, шла бомбежка, и несколько грузовиков провалилось под воду. А мне нравилось, что наша машина едет как катер, и по бокам разлетаются большие кривые волны.

Я профессиональный бродяга и откупался от своих детей — а это грех. Я доставал им средства к существованию, а вот их воспитанием не занимался. Мой сын уже нарожал троих, и я уважаю его — он занимается детьми, а это и есть назначение. А я обменял это назначение на литературу. Не уверен, что одно другого стоит, но время покажет.

Полагаю, что я профессионал. Потому что я чудовищно не люблю писать.

Черновики должны оставаться в голове. Поэтому у меня нет правок.

Все гениальные русские романы — не вполне романы, а черт знает что. «Евгений Онегин» — роман в стихах. «Мертвые души» — поэма. «Герой нашего времени» — роман в новеллах. Это каждый раз, как рождение жанра.

Я рассматриваю литературу как память нашего вида — иначе мы бы и не запомнили, кто мы есть.

Что бы ни говорили о вождях, но если при них не пролилась кровь и не было гражданской войны, то они справились с задачей.

Старость — дело объективное.

Дважды у меня был рак, и дважды Господь миловал. Так что жаловаться мне не на что.

Врачи говорят: курить не надо. Но я решил, что вреднее бросить, чем продолжать. А кофе, по-моему, вообще полезен.

Сегодня под утро мне приснилась черная книга. Дело было в книжном магазине, скорее всего, в питерском Доме книги. Я подхожу

к букинистическому отделу и вижу какой-то странный корешок. Я его снимаю: очень красивый, хорошо сохранившийся бювар, а внутри только черные страницы. Я решил эту книгу приобрести, но мне ее даром отдали. И я сел писать белым фломастером какие-то тексты на черной бумаге. Вот так: белым по черному.

Большая собака никогда не мешает лаять маленькой собаке.

Зимой не покупаешься.

Материал подготовлен и обработан

Нина Яковлева, региональный центр чтения

 

Новости


В Москве объявили лауреата премии НОС («Новая словесность»). В 2018 году им стал Владимир Сорокин за свой последний на данный момент роман «Манарага».


Награду «академии экспертов» премии получил Алексей Сальников за книгу «Петровы в гриппе и вокруг него».

Народное голосование победителем также определило Сорокина.

Как принято в премии НОС, объявление победителя предварялось публичной дискуссией, носившей на этот раз весьма ожесточенный характер.

Председатель жюри режиссер Константин Богомолов объявил для начала, что «в «Манараге» Сорокин бежит от своих прошлых агрессий».

Член жюри Рома Либеров напомнил, что «беседа — это высшая форма существования людей, а уж беседа о книжках — это самая наивысшая».

Региональный центр чтения, Васильева Арина

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер