Главная ЛитМастерская Писатель Владимир Сорокин
Писатель Владимир Сорокин

Обращаем ваше внимание на то, что страница «Литературная мастерская» представляет собой исключительно высказывания, рассуждения самого писателя, взятых из печатных и телевизионных интервью.
http://yandex.ru/yandsearch?text
http://www.snob.ru/profile/5295
http://www.sho.kiev.ua/article/1017
- Мне кажется, что сейчас появляется некий новый материал, на уровне языка. Эта новизна чувствуется в воздухе. Россия опять становится в большей степени страной гротеска, как это было во времена Гоголя или в советское время. Этот гротеск - он разный во все времена. В России описывать есть что. Писателю скучно не бывает, если он хороший.
- Как сказал Ортега (Хосе Ортега-и-Гассет – ред.), искусство – это выстрел в упор. Литература не дает тебе выбора, -  ты ныряешь в эту прорубь русской литературы. После своего первого рассказа, написанного еще в школе, понял, что способен создавать какие-то литературные ситуации.
- Писательство – это физиологическая потребность.  Надо раздвигать границы литературы. Есть два пути: либо превратить в музей и молиться на нее, либо понять, что это мастерская.
- Язык – это такая живая река, я имею в виду не литературный язык. Дело писателей следить за языком. Я с уважением отношусь к этой живой реке – языку – и люблю в ней все – и заводи и грязное.  
- Русская метафизика – это вся наша русская жизнь. У каждого человека есть способность останавливать время, в моем случае это литература.metel
- Писателю не нужна внешняя цензура, ему достаточно своей внутренней цензуры. Внутренняя цензура – это умение выбросить из текста лишнее.  Я решил пофантазировать, что будет, если половина Сибири будет китайской.  Мне захотелось высказаться о теме опричнины, о которой было мало сказано в литературе. Если бы Лев Толстой стал писать о середине 16века, его просто разорвало бы от всех тех фактов.
- У книги большой опыт жизни с человеком. Книга нужна, от нее идет некое метафизическое тепло.
- Есть разные литераторы, которые впадают в ностальгию по тоталитарной мощи. Мне кажется, это наивно. Они забывают о сути тоталитарных режимов: имперская мощь все же держится на абсолютном равнодушии к отдельному человеку. В этом, собственно, и бесчеловечность советского государства, что люди для него лишь некий строительный материал. Вообще, я бы посоветовал молодым литераторам прочитать "Архипелаг ГУЛАГ". Мне кажется, это великая книга, она показывает изнанку тоталитарного режима. Такая страна никогда не будет матерью для своих граждан.
- Творчество началось с некой вспышки, которая произошла, когда я сорвался со стола. Лез по батарее на письменный стол и сорвался, повис на штырьке - он есть на старых батареях…  Штырек вошел мне в затылок. К счастью, все обошлось, но после этого у меня начались видения, и я стал жить как бы в двух мирах. Произошло некое разделение реальности и фантазии. И фантазии перетекали одна в другую. Забил фонтан вдохновения. Сначала это выражалось в том, что я постоянно придумывал игры со смыслом, которые сводились к созданию параллельных миров.
Материал подготовлен и обработан          Яковлева Н.А.
 

Новости

Мы продолжаем знакомить с участниками всероссийского проекта «Большое чтение».

«Большое чтение» - это сохранение литературных традиций в русской культуре: диалог писателя с читателем. Условно говоря, это счастливая возможность подтвердить призыв Павла Басинского: считать 2018 год - Годом единства русских классиков. Литературный век, последующий за «золотым периодом» русской классики, весь вышел из «гоголевской шинели».

«Литература ничего не отражает, а воплощает строение самого бытия. В своем становлении бытие остается невидимым». Метафизическое размышление Григория Амелина расставляет акценты в трагическом XX веке, и весьма характерно для творчества писателей "Большого чтения" - 2018.

Писатель на встречах с читателем «отдувается» за весь свой цех: как часто читатель «почвенник» кривится от постмодернизма, ему непонятен смысл русского футуризма, метафоры в тексте путают, раздваивают сознание...

В 2007 г. лауреатом литературной премии «Национальный бестселлер» стал Илья Бояшов. Поистине «Нацбест» оправдал свой девиз: «Проснуться знаменитым!». Роман-притча. Мир, природа в движении. Какие-то духи, невидимые человеческому глазу. Миграция в сторону бед, катаклизмов. Бесконечное стремление к перемещению. Полноценность бытия ощущается только через постоянное преодоление, через движение. Как факт. И каждое живое существо – полноценное создание Всевышнего. Включая Кота. Так можно рассказать о фантасмагории Бояшова. И вполне в контексте «Нацбеста» - писать без «консервантов», слышать время в метафорах.

Анна Золотарёва, поэт, обладатель престижных премий, но мы отметим награду, весьма характерную для её творчества: Международная отметина имени отца русского футуризма Давида Бурлюка. Заклеймённый футуризм – это всего лишь новые открытия в творчестве, когда творец опережает время. В поэзии Золотарёвой столько воздуха, света, сколько вмещают в себя чистота помышлений и творческой самоотдачи:

Господи, сколько ж мне дадено!

Черного дадено, белого,

Нежного и горелого,

Только не надо мне краденного.

Господи, сколько же отнято!

Пестрого отнято, глупого,

Мягкого и грубого,

Но не отнимешь опыта.

Что же еще приготовлено?!

Господи, все с благодарностью

Встречу, все, что осталось мне!

Только не обессловливай!

БОЛЬШОЕ ЧТЕНИЕ – путь к обретению новых знаний.

Друзья, встречи с участниками проекта «Большое чтение» будут проходить в Центральной городской библиотеке, областном колледже искусств им. Н.А. Римского-Корсакова, Государственном университете. Следите за объявлениями на сайте ПОУНб.

Нина Яковлева


Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер