Главная Публикации Учебник для писателей
Учебник для писателей
Андрей ЯХОНТОВ

Если напишете, что общались с гениями, светочами, лучшими умами эпохи, это отраженным светом возвеличит вас самого! Продолжаю осмысливать окружающую литературную и околокультурную жизнь с позиций своего романа “Учебник Жизни для Дураков”. Сегодня — новые главы для тех, кто вознамерился преуспеть на поприще искусства.

Как сочинить увлекательную книгу?

Трудно ли сочинить увлекательную книгу? Вовсе нет. Очень даже легко и просто! Надо руководствоваться правилом, которым руководствовались великие литераторы. Выйдете на площадь с проповедью — вас никто не станет слушать. А коли начнете кого-то убивать, соберется толпа любопытных.

Вот и вы в своих произведениях пользуетесь правилами, коими не гнушались пользоваться неподражаемый Конан Дойл и дивная Агата Кристи, великий Достоевский и гениальный Лев Толстой: убивайте! Убивайте старика Карамазова и старуху-процентщицу, бросайте под колеса поезда Анну Каренину, а Катюшу Маслову беззастенчиво совращайте. Если последуете этому завету, ваши книги будут нарасхват.

Как добиться популярности?

Добиваться надо не высокого качества текста, не его метафоричности и образности, а собственной широкой популярности.

Что значит “широкой”? Это значит — всенародной. Что значит “всенародной”? Это значит — поголовной. Поголовье никогда не бывает равноценным: кто-то умнее, кто-то примитивнее. Значит, надо сочинять для большинства — так, чтобы было понятно и близко всем: писать примитивными фразами, иначе идиот запутается в причастных и деепричастных оборотах; сюжет строить прямой, как палка, чтобы болван не сбился и не запутался. Выводы должны быть оптимистичными и радостными — иначе ваш труд отвергнут массы, которые убеждены, что человек создан для счастья, как птица для полета, а все и всегда совершается к лучшему — иначе ведь и жить не стоит.

Короче говоря, надо писать для дураков. Ведь их всегда большинство.

Умные слишком требовательны и чересчур разборчивы, они капризны, начитанны, вообще они о себе высокого мнения (и, следовательно, невысокого об остальных, особенно о тех, кто дерзнул взяться за перо). Логика умных такова: я, умный, не пишу, а этот выискался и пишет… Да пошел он!!!

Дурак же будет благодарен вам за любую ахинею, глупость (она ему сродни), нелепицу, белиберду, нескладуху. Ему важно сознание, что он, водя глазами по строчкам, приобщается к высокой духовности. Что сие такое — ему неизвестно. Но он твердо знает: всякий, кто что-то излагает на бумаге, — заслуживает если не уважения, то снисхождения. А это уже немало. Если писателю сочувствуют — он почти признан.

Известности надо добиваться еще и вот как: постоянно мелькать, быть на виду и на слуху, быть причастным ко всему, что происходит, выступать по любому поводу — важному и неважному, раздавать интервью, а если их не просят — навязывать, внедряться, втискиваться, втюхиваться…

Ваши права

Художник имеет право носить такие усы, как Сальвадор Дали, только если он уверен, что станет таким же великим, как Сальвадор Дали.

* * *

Чтобы сказать: “Никогда ничего ни у кого не просите, сами придут и все предложат” — надо быть Михаилом Булгаковым. Пусть-ка простой смертный, не наделенный талантом, произнесет подобное — а тем паче станет следовать этому правилу — посмотрим, как ему удастся прожить и выжить.

Камень за пазухой

(подражание Козьме Пруткову)

Некоторые литературные и театральные критики входят в вашу книгу или пьесу с камнем за пазухой. Держитесь от них подальше!

Что такое литература?

Еще из нового Козьмы Пруткова: “Уподоблю литературу подзорной трубе, при помощи которой делаются ближе далекие и неразличимые предметы. Уподоблю ее еще и телескопу, могущему наблюдать ход светил, а также и микроскопу, открывающему нашему зрению мельтешню и колготню мелких бактерий”.

КАК НАЧАТЬ МЕМУАРЫ

(Об откровенности и сердечных признаниях)

“Должен сказать, что на творческом пути мне встречались второстепенные персонажи, ибо главным всегда был я сам”, — вот отличное начало для мемуаров, призванных осмыслить ваш творческий путь. Именно под таким углом следует обозревать свое и вглядываться в чужое прошлое, иначе рискуете даже в собственном восприятии остаться на невыигрышных ролях.

Как сочинять мемуары

Сообщать в мемуарах правду или хотя бы малую известную вам толику истины о распахнувшейся перед вами действительности (всей полноты происходящего не постигнет никогда и никто) — глупо. Безрассудно. По крайней мере — неосмотрительно. Только дурак и недалекий человек расскажет все как было. Что получится, если отобразите людей, с коими встречались, — объективно, реалистично, т. е. таковыми, каковы они есть? Получится: вы общались с отребьем, босяками, пьяницами, скупердяями, циниками, льстецами, лгунами, предателями, карьеристами… В то время как известные всем и каждому пословицы гласят: “Скажи, кто твой друг, и я скажу, кто ты” или “С кем поведешься, от того наберешься”. Значит, надо делать вывод: чтобы читатель не подумал — вы тоже такой — дегенеративный, тупой, алчный, завистливый, следует составить о себе иное мнение!

Если напишете, что общались с гениями, светочами, лучшими умами эпохи, это отраженным светом возвеличит вас самого! Поэтому превозносите и расписывайте и приукрашивайте тех, с кем свела вас судьба. Напишете: “Мне посчастливилось…” В подтексте же прочтется: “Я сам такой, и всем посчастливилось, а особенно вам, читатели моих мемуаров! “

Домашнее задание

Какие примеры подобных дифирамбов вспоминаются?

Очерк М. Горького “В. И. Ленин”. “Я с ним общался! “

“Краткий курс истории ВКП (б) “, отредактированный Сталиным: они общались со мной.

Продолжите список самостоятельно!

Уточнение: для того чтобы сесть за мемуары, желательно (но не обязательно) хотя бы шапочно знать тех, о ком пишешь. Хотя такая формальность и дотошность — пустая формальность: люди пишут кто во что горазд о тех, кого никогда в глаза не видали.

Как прослыть гением?

1. “Он — гениальный писатель”, — говорит тот, кто считает себя сверхгением. Если может свысока поглаживать по головке “просто гения”, то действительно велик. Вам тоже надо так отзываться о тех, кто не составит конкуренцию, если хотите прослыть светочем.

2. Общеизвестна нелюбовь Льва Толстого к Шекспиру. Великий Лев Николаевич не признавал великого Вильяма. Две масштабные личности, нередко так бывает, не хотят уступать пальму собственного первенства никому. Вы тоже, если хотите прослыть великим и гением, должны кого-нибудь великого не признать, объявить его бездарем. Хоть того же Михаила Булгакова. Тогда на вас начнут взирать с уважением.

Московский Комсомолец № 25653 от 28 мая 2011 г.

 

 

Новости


В Москве объявили лауреата премии НОС («Новая словесность»). В 2018 году им стал Владимир Сорокин за свой последний на данный момент роман «Манарага».


Награду «академии экспертов» премии получил Алексей Сальников за книгу «Петровы в гриппе и вокруг него».

Народное голосование победителем также определило Сорокина.

Как принято в премии НОС, объявление победителя предварялось публичной дискуссией, носившей на этот раз весьма ожесточенный характер.

Председатель жюри режиссер Константин Богомолов объявил для начала, что «в «Манараге» Сорокин бежит от своих прошлых агрессий».

Член жюри Рома Либеров напомнил, что «беседа — это высшая форма существования людей, а уж беседа о книжках — это самая наивысшая».

Региональный центр чтения, Васильева Арина

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер