Главная Публикации Нина Христианова «СПАСИБО, МУЖИКИ»
Нина Христианова «СПАСИБО, МУЖИКИ»

— А она молодая? — спросил про меня у своего друга юности Коли Никифорова поэт Игорь Григорьев, подписывая мне свою книгу стихов: «Дружески и сердечно от автора. 1990 год».

Николай Николаевич Никифоров - уроженец Плюссы, родился в 1925 году, учился в школе, а потом... Потом война. В оккупированной фашистами Плюссе Николай вместе со старшим братом Алексеем примкнул к партизанскому движению, лично участвовал во многих операциях, проявляя смекалку и находчивость.

Участие в подполье сблизило его с руководителем группы партизан- подпольщиков Игорем Григорьевым, ставшим после войны одним из самых крупных псковских поэтов. Их судьбы, переплетённые войной, очень похожи. Их многое роднило.

Это любовь к своему краю, своей малой родине, которая отражалась во всём, к чему бы они ни прикасались. Оба, по какому-то роковому совпадению, потеряли на войне старших братьев, также участвовавших в партизанском движении, Игорь — Льва, Николай — Алексея. Позже старшего сына Николай Никифоров назовёт в честь погибшего брата. И станет он лечить людей так же, как станет лечить людей сын Игоря Григорьева, известный сегодня врач и богослов Григорий Григорьев. И учиться после войны Игорь и Николай поедут в самый прекрасный город на свете — Ленинград. Игорь поступит в Ленинградский университет на филологический факультет, а Николай — в техникум железнодорожного транспорта. И будет потом очень интересная жизнь... Но это будет потом. А пока война... И дружба... Как же она ценилась и проверялась на войне, порой очень жёстко. Сам помирай, а товарища - выручай.

Да, тогда была война, оккупация, было страшно, но ведь жизнь не прекращалась. Меня никогда не переставало удивлять, как ветераны — бывшие бойцы, прошедшие жестокую школу войны, обладают такой тягой к жизни. Может быть, именно потому, что война их очень крепко когда-то зацепила, каким- то шестым чувством они понимают, как надо беречь эту жизнь. И это чувство остаётся с ними до самых последних дней.

Никогда не забуду, как заботливо ухаживал Николай Николаевич за своей престарелой матерью, приехав уже в 80-е из города Златоуста, что на Урале, где он тогда жил. Да, и любил он Плюссу, скучал. Родина. И остался бы в ней насовсем, но там жена, дети, внуки. Там — вся устроенная жизнь, а тянет сюда, в родные места. Да, и сердце нет, да и вспомнит — мама. А потом, когда мама станет совсем немощной, он приедет сюда и будет с ней до самых её последних дней.

На войне с его мамой в оккупированной Плюссе был случай, который говорит о недюжинной стойкости русских женщин. Про зверства фашистов здесь до сих пор вспоминают с содроганием. Фашистский режим отнял у людей всё, в том числе и весь домашний скот. Но были среди всей этой мрази и чудесные моменты, выбивающиеся из общего ряда. Николай Никифоров вспоминал, как однажды в дом к его матери зашёл фашист, чтобы забрать единственную оставшуюся козу. Но не тут-то было. Тётка Шура никогда не отличалась покладистым нравом. Она поняла, что, отдав козу немцу, потеряет единственную кормилицу, спасавшую от голода. Возник спор. Немец своё — отдай, она своё — не отдам, рискуя, что её тут же может он расстрелять... И вдруг взгляд у фашиста упал на висевший в прихожей портрет Лёши- сына. Немец спросил: «Воюет?» Она ответила: «Да». Он вздохнул, может, вспомнил о своей матери, оставшейся в Германии, покачал головой и вышел восвояси.