Главная «Человек – это действительно чудо»: Роман Сенчин «Дождь в Париже»
«Человек – это действительно чудо»: Роман Сенчин «Дождь в Париже»
05.03.2020 14:47

Сегодня утром шел дождь. Город, закутанный пеленой серости и унылости, не спешил открывать своих глаз. Он молчал, и в его молчании была сокрыта великая тайна, которая касается каждого из нас, ведь мы – его часть, его душа, его мелодия. Мы творим его историю, рождаем его настроение и наполняем его содержанием. Мечтой, например У Андрея Топкина, героя книги «Дождь в Париже» Романа Сенчина, как и у всех нас, есть мечта – поехать в Париж город его невероятных фантазий. И на страницах книги она – сбывается.

В составе туристической группы он приезжает в этот город. Но прекрасный в мечтах, в реальности Париж утопает в дожде, а герой – в собственных противоречиях, мыслях, перипетиях памяти. Случился коллапс. Остановка. Переосмысление. То, что происходит в жизни каждого из нас – непременно вовремя, хоть мы об этом даже не догадываемся.

И вот перед нами герой, который, предаваясь отчаянному осмыслению собственной жизни, вдруг ощущает себя брошенным и ненужным человеком. Позади – юность в девяностые, первая любовь и вообще - всё впервые - в родном Кызыле, там же и распавшийся уже третий по счету брак, череда разочарований и неудач.

«Успею, успею еще выбрать дело – и рвану», – успокаивал себя Андрей; в четырнадцать лет все казалось впереди, настоящая жизнь начиналась после школы, а то и после института… Лишь позже, много позже он понял, что выбирать дело надо было еще в детстве. В двадцать пять начинают лишь гении, титаны. Он, Андрей, скорее всего, обыкновенный. Изначально обыкновенный. Один из миллионов».

На обложке издания – одинокая фигура за пеленой дождя – краски размыты, блёклы. Что это? Символ одиночества в пучине жизни? Или метафора долгожданного дождя, смывающего боль пережитого? Роман Сенчин не дает ответа. Его размышления открыты.


Но читатель в междустрочье обязательно почувствует, что сквозь пелену серого дождя просматривается светлый луч – умение героя «сопереживать, удивляться, а самое главное, серьезно размышлять о собственной жизни и поступках и оставаться верными (не на словах, а на деле!) своей Родине. В этом отношении он очень сильно напоминает неприспособленного к жизни чувствительного бездельника Илью Ильича из романа Ивана Гончарова «Обломов», воскликнувшего: «Это какая-то кузница, а не жизнь; тут вечно пламя, трескотня, жар, шум, …когда жить?».

Так называемая рефлексия сегодня не в моде, но герой «Дождя в Париже» уже не пытается быть модным – он просто стоит у окна и смотрит на дождь» (Читаем вместе»).

Что ждет героя впереди? «Какой тут выбор? Замёрзнуть окончательно и остаться насовсем в номере парижской гостиницы, раствориться в мечте?.. Попытаться поймать её, всегда ускользающую, хоть таким образом?» (Цитата Андрея Рудалёва). И здесь автор не дает ответа, и открытый финал – точное попадание в цель, ведь сколько вокруг таких же «безвольно-размягших людей, как Андрей Топкин»? Думается, найдется немало.

«Дождь в Париже» - вещь во многом автобиографическая, ведь ее автор родом из Кызыла – столицы республики Тува.  «Это отчасти автобиографический текст, - признается Роман в одном из интервью, - Несколько лет назад, осенью, я провёл в Париже четыре дня. Было два выступления на каком-то литературном мероприятии, а в остальное время я валялся в крошечном номере отеля. В голову лезли воспоминания о моём детстве, о юности, которые прошли в Кызыле. Я заставлял себя идти гулять по Парижу, но не мог. Тем более все четыре дня лил дождь, и я оправдывал свое лежание на кровати тем, что холодно и сыро…».

Как прекрасно скроена эта книга, она пронизана глубокой любовью ее автора к малой родине: «Родина - пятачок земли, где обрел сознание, стал понимать, что ты есть и что ты живешь вот здесь, на этом пятачке. Если потом не меняешь пятачок, то все сильнее врастаешь в этот. Бывает, врастаешь так, что не можешь себя выдернуть, хотя понимаешь, что выдернуть необходимо…» (Цитата из романа).

Однако несмотря на автобиографические истоки, случай из жизни писателя становится здесь лишь отправной точкой для художественной истории – истории рефлексивных размышлений обычного в своей необычности сорокалетнего монтажника пластиковых окон Андрея Топкина.

Кому может понравиться этот роман? Тем, кто любит поразмышлять – не стереотипно, возвышаясь над обыденностью общечеловеческих клише, которые неизменно настаивают на традиционности жизни человека. По меткому замечанию одного из читателей, «нам надо бы уже отказаться от стремления все и всегда приводить к общему знаменателю социально одобренной функции». И тогда мы сумеем понять героя, который именно в Париже - городе своей мечты - открыл для себя – по сути, самое ценное, что у него есть – свое внутреннее счастье, то, что порой каждый из нас ищет на протяжении всей земной жизни.

И, если после прочтения, у вас возникнет вопрос – а зачем же автору понадобилось помещать своего героя в Париж, то задумайтесь, а не меняла ли хоть одна ваша поездка образ ваших мыслей и всю вашу жизнь? Если ответ отрицательный, тогда вам все же стоит отправиться куда-нибудь. Хотя бы даже в Париж Романа Сенчина, где идет дождь.

«Рассадить, пригласить какого-нибудь суперпроповедника и объяснить, загипнотизировать, дать установку на то, чтобы жены не сверлили мозг мужьям, мужья любили и берегли жен, свекры не гнобили снох, тести не презирали зятьев, парни не били рожи друг другу, школьники не чмырили слабых, девушки не плескали кислоту на соперниц. И так далее, так далее, так далее.

Внушить, что каждый человек – действительно чудо. Каждый способен на огромные достижения, каждый – источник счастья. Каждого надо беречь и давать ему возможность это счастье дарить окружающим. Но понятно, что любая проповедь, самый крепкий гипноз – бессильны. Природу человека не изменить» (Роман Сенчин «Дождь в Париже»)

Открывая эту книгу, будьте готовы к тому, что это – грустно, но с любовью, метко, но касаемо каждого из нас и потому - очень жизненно.

Книга есть в фонде Псковской областной универсальной научной библиотеки. Приглашаем!

Голубева Антонина, Центр чтения

 

Новости

Осенний Псков вспоминает Сергея Довлатова - русского писателя-прозаика, публициста и журналиста, эмигранта: 3 сентября 1941 года он родился в Уфе. Его жизнь хаотична, но в ней была и некая неожиданность, виртузность, которых не хватает многим для счастья... Было в ней и наше заповедное Михайловское.

«Я побывал в 13 странах мира, но лучше мест, чем Пушкинские горы, не видел», - писал Довлатов.

Подробнее ...
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер