Главная "бОЛЬШОЕ ЧТЕНИЕ" в малой провинции
"бОЛЬШОЕ ЧТЕНИЕ" в малой провинции
18.09.2018 12:55

Мы накануне важного события, - в начале октября в Псков с просветительской миссией приезжают писатели (подробнее можно смотреть на сайте ПОУНб http://pskovlib.ru/news/22989/).


Всероссийский проект «Большое чтение» - продолжение традиционных встреч писателя со своим читателем, когда можно задать вопрос и о тайнах ремесла, и о насущном – что делать и кто виноват. Проект патронирует литературную премию «Большая книга». Её номинанты публиковались на страницах журнала «Новый мир»,издание легендарное, как не менее легендарны его редакционные коллегии разных лет. В осенний Псков – 2018 во главе группы приезжает заместитель гл. редактора, писатель Михаил Бутов.

Областная научная библиотека, как принимающая сторона, устраивает творческие встречи-беседы с участниками проекта: Псков – Пушкинские Горы – Печоры. Вместе с М. Бутовым приезжают Илья Бояшов, лауреат премии «Национальный бестселлер» - 2007 за роман-притчу «Путь Мури»; финалист «Большой книги» - 2017 Игорь Малышев. Роман Игоря Александровича «Номах. Искры большого пожара», на мой взгляд, претендует на серьёзный разговор-размышление об историческом пути России, о трагических судьбах её народа, о жестоком противостоянии государства с человеком. Анархист Нестор Махно выведен под перевёрнутым именем Номах. Конечно, есть перекличка с поэмой «Страна негодяев» Сергея Есенина, но герой Малышева аккумулирует в себе то время, которое мы уже способны анализировать, отсеивая романтическую шелуху, осознавая жестокость террора и бесплодность революционных посевов. Отрицательное обаяние анархиста Номаха сильнее подчёркивает трагедию личности, погружает историческую действительность в безысходную утопию.

«Номах»: «Он покидал свою огромную, великую и безжалостную страну. Покидал и звериным чутьём понимал, что оставляет её навсегда. Он не любил её, не чувствовал себя обязанным ей хоть в чём-то, но знал, что без неё он ничто. Одна из миллиардов человеческих букашек, ползающих по покатому брюху планеты».

Почти каждый год «Большая Книга» представляет литературу non-fiction. За последнее десятилетие этот жанр сформировался, востребован, в Москве проходят ежегодные книжные ярмарки «Non-fiction»; наша библиотека проводила выставки книг, как с общим направлением жанра, так и структурно-концептуальные.

В short list премии из этого жанра вошёл роман Марии Степановой «Памяти памяти». Книга, которая напомнила забытые имена культуры и открыла новые. Степанова – не просто писатель, она – поэт. Цитируя Григория Дашевского«задача поэзии – выводить предметы на свет увиденного», Степанова анализирует свойства памяти сначала через разговор о фотографии, которая тоже память, а потом литературными реминисценциями выстраивает концепцию книги. Из романа: «Память оказывается последней формой недвижимого имущества, доступной тем, кто лишен всего остального».

Так бывает с теми, кого «…прошлое кормит с руки, словно пытается что-то показать или опровергнуть».

Удивительным образом защита памяти стягивает людей, образы в единое целое. Они соединяются между собой нитями памяти с разных континентов, разных исторических времён. И это чудо узнавания дарит нам писатель.

Нина Яковлева

 

Новости

Когда человек умирает, остаётся память, она связывает нас невидимыми нитями, они звенят болью утраты…

А писатель не умирает никогда, прорастая в будущее словами своих книг.

Да, Александр Бологов прожил долгую жизнь. Судьба несла и счастье и трагедию, были годы любви и годы слёз. Долгие годы работал учителем литературы, в нашем городе живут ученики любимого Сан Саныча. Когда учитель встречался с ними, казалось, они продолжают долгий диалог во времени и пространстве.

Книги Александра Бологова - о поступке, за которым стоит человек. «Один день солнца» вмещает рассказ целой жизни, а там – облака, а там – разговоры, а там – синева и бесконечные звёзды, и его любимая водная стихия.

Благородство и чувство правды – это не только герои Бологова, это он сам. Память живущих хранит его поступок, когда он дал приют своего крова отверженным, - это та самая «луковка» от Достоевского, которая даёт свет в Жизни Вечной. Только «луковка Бологова» обросла руками всех, кто хотел ухватиться за неё. И ликует его ангел, застывший в небесах, в ожидании раба Божиего Александра.

Александр Бологов «Что-то ещё»:

«Клееной стороне кладбище двинулось недавно: старую стену, что отгородила живое поле от мертвого, оно проросло незаметно. Думалось, отодвинут со временем и каменную ограду, - охватят часть ближнего пустыря, и все: и дальним потомкам места хватит. Стена высокая, крепкая: известняка вокруг - все толщи земные, и закрайку кладбища долго будут обживать усопшие. Но то ли время быстрей побежало, то ли еще что стряслось на свете, но пустырь за старым косогором так быстро порос печальными бугорками свежих могил, что об ограждении его стеной и говорить перестали».

Региональный Центр Чтения

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер