Главная Объявлен шорт-лист премии "Национальный бестселлер" 2018 года
Объявлен шорт-лист премии "Национальный бестселлер" 2018 года
22.05.2018 16:14

"Национальный бестселлер" — ежегодная общероссийская литературная премия. На премию выдвигаются прозаические произведения, впервые опубликованные на русском языке в течение предшествующего премии календарного года, или рукописи вне зависимости от года их создания. Премия была учреждена в 2001 году. Лауреат "Нацбеста-2018" будет объявлен 26 мая.

В длинный список этого сезона вошли более 60 писателей. Победитель получает денежную премию в 1 млн рублей, которая делится между ним и выдвинувшим его номинатором в пропорции девять к одному. Все финалисты получат по 60 тыс. рублей.

Василий Аксенов. Была бы дочь Анастасия.


Петербургский и сибирский писатель Василий Иванович Аксенов, лауреат Премии Андрея Белого, в новом романе, вслед за такими своими книгами как "Время ноль", "Весна в Ялани", "Солноворот" и др., продолжает исследование русского Севера. "Была бы дочь Анастасия" - это моление длиной в год, на протяжении которого герой вместе с автором напряженно вглядывается в природу Сибири, в смену времен года и в движения собственной души.

Марии Лабыч. Сука


Мария Георгиевна Лабыч – российская писательница. Родилась 21 мая 1976 года в Ростове-на-Дону. Детство провела на Северном Кавказе, в городе Черкесске. Окончила Ростовский государственный университет, философский факультет. Некоторое время работала в приюте для детей «Дом надежды». Позднее была главным редактором городской газеты «Социальная федерация». С детства увлекалась живописью, графикой и фотографией. Работала студийным фотографом, дизайнером. Создала цикл иллюстраций к сказкам.

"Сука" в названии означает в первую очередь самку собаки — существо, которое выросло в будке и отлично умеет хранить верность и рвать врага зубами. Но сука – и девушка Дана, солдат армии Страны, которая участвует в отвратительной гражданской войне, и сама эта война, и эта страна… Книга Марии Лабыч — не только о ненависти, но и о том, как важно оставаться человеком.

Без спекуляций, пафоса, ложного героизма и псевдопатриотизма - вторая книга серии о том, что никакие идеи не стоят человеческих жизней.

«В сущности, это простая история о том, что мир лучше, чем война. Не только для людей, но и для собак, даже если и те, и другие — настоящие злые суки».

Аглая Топорова

Дмитрий Петровский Дорогая, я дома


Дмитрий Петровский — с детства проживающий в Германии писатель, сценарист, автор книги «Роман с автором», финалист премии «Национальный бестселлер» 2018 года. Новое произведение «Дорогая, я дома» — многоплановый, густонаселенный, жутковатый и захватывающий с первых же страниц роман рассказывает о прошлом, настоящем и будущем европейской цивилизации.

«Дорогая, я дома» получился своего рода романом-эпопеей, он не только включил множество портретов и судеб, но и охватывает период почти в два десятка лет. Притом Дмитрий Петровский не забывает о своих персонажах, все их судьбы рассказаны до конца. Ну или, по крайней мере, мы знаем, кем они стали, к чему пришли. Тем временем главный герой – Европа – медленно умирает. Лицемерные, ленивые и слишком сладострастные её жители вырождаются и продаются китайцам за поддельные часы. Недалёкое будущее: бесхитростно позитивные солдаты-муравьи из Поднебесной весело маршируют по швейцарским дорогам выполнять своё социалистическое дао.

Это идеологический роман. И в нём явственно слышен тон высокомерного презрения к «развитым демократиям». Автор демонстрирует, что в западном обществе высшей движущей силой стало циничное лицемерие под маской добродетели.

Алексей Сальников. Петровы в гриппе и вокруг него.


Роман “Петровы в гриппе и вокруг него” – бесспорный успех Алексея Сальникова в поисках языка, адекватного современному сознанию. Действие происходит в современном Екатеринбурге, в центре сюжета – жизнь семьи Петровых, которая только на поверхностный взгляд кажется обычной, но это совсем не так. Каждый член семьи оказывается вовлечен в гораздо бОльший и масштабный сюжет, который связывает их между собой. Некоторый сравнивают сюжет и стиль романа со легендарными звездными войнами.

Анна Старобинец. Посмотри на него.


Ожидание ребенка обычно связано с надеждами и радостными хлопотами. Но если у малыша несовместимый с жизнью диагноз, все иначе. Матери предстоит решить, прервать или доносить такую беременность, – и пройти тяжелый путь, какой бы выбор она ни сделала. Как вести себя женщине, чтобы горе не сломило ее? Как быть ее семье? И что могут сделать для них врачи и общество?

В своей автобиографической книге Анна Старобинец с поразительным мужеством рассказывает собственную историю. “Посмотри на него” – это не только честный и открытый разговор на невероятно сложную тему. Это своего рода инструкция по выживанию для тех, кто оказался перед лицом горя, которое кажется невыносимым.

Региональный центр чтения, Васильева Арина

Источник: Национальный бестселлер

 

Новости

Когда человек умирает, остаётся память, она связывает нас невидимыми нитями, они звенят болью утраты…

А писатель не умирает никогда, прорастая в будущее словами своих книг.

Да, Александр Бологов прожил долгую жизнь. Судьба несла и счастье и трагедию, были годы любви и годы слёз. Долгие годы работал учителем литературы, в нашем городе живут ученики любимого Сан Саныча. Когда учитель встречался с ними, казалось, они продолжают долгий диалог во времени и пространстве.

Книги Александра Бологова - о поступке, за которым стоит человек. «Один день солнца» вмещает рассказ целой жизни, а там – облака, а там – разговоры, а там – синева и бесконечные звёзды, и его любимая водная стихия.

Благородство и чувство правды – это не только герои Бологова, это он сам. Память живущих хранит его поступок, когда он дал приют своего крова отверженным, - это та самая «луковка» от Достоевского, которая даёт свет в Жизни Вечной. Только «луковка Бологова» обросла руками всех, кто хотел ухватиться за неё. И ликует его ангел, застывший в небесах, в ожидании раба Божиего Александра.

Александр Бологов «Что-то ещё»:

«Клееной стороне кладбище двинулось недавно: старую стену, что отгородила живое поле от мертвого, оно проросло незаметно. Думалось, отодвинут со временем и каменную ограду, - охватят часть ближнего пустыря, и все: и дальним потомкам места хватит. Стена высокая, крепкая: известняка вокруг - все толщи земные, и закрайку кладбища долго будут обживать усопшие. Но то ли время быстрей побежало, то ли еще что стряслось на свете, но пустырь за старым косогором так быстро порос печальными бугорками свежих могил, что об ограждении его стеной и говорить перестали».

Региональный Центр Чтения

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер