Главная Исскуство, детство и наука
Исскуство, детство и наука
10.10.2017 14:32

Региональный центр чтения предлагает Вашему внимаю подборку увлекательных и разнообразных книг для чтения этой осенью:


"Цветы для Элджернона" Дэниел Киз


"Цветы для Элджернона" Дэниела Киза входят в программу обязательного чтения в американских школах. Это единственная история в жанре научной фантастики, автор которой был дважды награжден сначала за рассказ, а потом за роман с одним и тем же названием, героем, сюжетом. Тридцатитрехлетний Чарли Гордон - умственно отсталый. При этом у него есть работа, друзья и непреодолимое желание учиться. Он соглашается принять участие в опасном научном эксперименте в надежде стать умным... Эта фантастическая история обладает поразительной психологической силой и заставляет задуматься над общечеловеческими вопросами нравственности: имеем ли мы право ставить друг над другом эксперименты, к каким результатам это может привести и какую цену мы готовы заплатить за то, чтобы стать "самым умным"? А одиноким? На вопросы, которые поднимали еще М.Булгаков в "Собачьем сердце" и Дж.Лондон в "Мартине Идене", Дэниел Киз дает свой однозначный ответ.

"Вино из одуванчиков" Рэй Бредбери


Войдите в светлый мир двенадцатилетнего мальчика и проживите с ним одно лето, наполненное событиями радостными и печальными, загадочными и тревожными; лето, когда каждый день совершаются удивительные открытия, главное из которых — ты живой, ты дышишь, ты чувствуешь!

«Вино из одуванчиков» Рэя Брэдбери — классическое произведение, вошедшее в золотой фонд мировой литературы.

Книга рассказывает о мальчике 10 лет и о том, как он провел лето. В общем истории между собой связаны именно благодаря ему, хотя рассказывают про жизнь маленького городка. Мальчик становится их наблюдателем и потом делится мыслями со своим младшим братом.

Тут есть и размышления по поводу того, как создать Машину счастья, и про непримирение со старостью, и про Машину времени, и про любовь настоящую, которую время не смогло победить, и про то, как жить без стереотипов и не загонять себя в рамки, и про ведьм тут тоже есть! И все это тут, рядом - стоит лишь руку протянуть. И все это абсолютная правда! Все это - реальность!

Хотя отзывы про эту книгу достаточно неоднозначные. Кто-то действительно читает с упоением,кто-то путается в повествовании. Но равнодушным она не оставит никого.

«Жажда жизни» Ирвинг Стоун


«Жажда жизни» биографический роман Ирвинга Стоуна о жизни и творчестве Висента Ван Гога.

Эта книга дает возможность учиться искусству вместе с Висентом Ван Гогом, пройти вместе его путь от зарисовок и уроков, которые подарили ему его учителя, друзья, коллеги-художники до становления мастером, удивляясь и вдохновляясь его упорством, решимостью и трудолюбием.

Винсент Ван Гог — гениальный безумец, при жизни испытавший и презрение критиков живописи, и полное непонимание собратьев по кисти, а после смерти признанный великим художником. Его манера писать казалась странной и нелепой даже привыкшим к творческим экспериментам обитателям Монмартра. Его либо равнодушно отвергали, либо цинично использовали женщины. Над ним посмеивались друзья. Его жалели родные... Именно Ван Гогу посвящен самый известный биографический роман Ирвинга Стоуна, который выдержал более 30 изданий только на родном языке и был переведён на 30 иностранных языков. В процессе его создания, Стоун, по его собственным словам, «прошел пешком по югу Франции, жил в психиатрической больнице, куда поместили Ван Гога, и, наконец, спал в той же самой комнате и на той же постели в маленькой гостинице в Овере в годовщину его смерти»…

«Гроздья гнева» Джон Стейнбек


Творчество американского писателя Джона Стейнбека - заметная страница в мировой литературе. Стейнбек - лауреат Пулитцеровской и Нобелевской премий - художник яркий, выразительный, остро переживающий проблемы человечества. После выхода романа "Гроздья гнева", Теодор Драйзер назвал его автора одним из "самых талантливых прозаиков нашего поколения". В конце 30-х годов многие центральные штаты США пострадали от сильной засухи и пыльных бурь. Тысячи разорившихся фермеров и арендаторов покидали родные края, и "волна" переселенцев буквально захлестнула цветущую Калифорнию. Это "переселение народов" со всеми сопутствующими драмами и переживаниями, трудный путь семьи Джоуд в Калифорнию, их стойкость и мужество, запечатлел Джон Стейнбек в лучшем своем романе.

Региональный центр чтения, Васильева Арина

Источник: LiveLib

 

Новости

Региональный Центр Чтения работает над литературно-художественной программой о Федоре Сологубе, писателе, поэте Серебряного века. Федор Сологуб (псевдоним Федора Кузьмича Тетерникова) человек трагической судьбы и писатель звездных нитей Серебряного века. Первая мировая война, большевистский переворот сделали невозможным прежнюю жизнь, хотя и не отпускал тот мир, ставший мгновенно потерянным. Из всех щелей полезли сологубовские «недотыкомки»: существо-нечисть, зародившееся в сознании Передонова, персонажа из романа «Мелкий бес».

Недотыкомка серая

Истомила коварной улыбкою,

Истомила присядкою зыбкою…

Образы Сологуба отражают героев Достоевского, Гоголя, Чехова, - именно они наиболее близки, понятны, интересны самому писателю.

Эта придуманная недотыкомка сконцентрировала и всю безликость массы, и серую разрушающую идеологию, в которой расцветает фанаберия, бесталанность, зависть. Диалектное слово «недотыкомка» из новгородских, великолукских, валдайских краёв.

Федор Кузьмич Тетерников приехал в Санкт-Петербург в 1893 г., оставив «учительский свой стул» в уездном городе Великие Луки, который в те годы был глухим провинциальным местом, а его дикие нравы нашли своё отражение в романе.

После ошеломительного успеха «Мелкого беса» Сологуб поистине стал «властителем дум». Как заметил Александр Блок: «Не было образованного русского человека, который не прочел бы этого романа». А про недотыкомку сказал: «Это ужас житейской подлости вообще, которая царствует в мире». Поэтический мир Сологуба абсолютно отвечает времени: он наполнен ощущением одиночества, тягой к смерти и разочарованием в жизни. Это мотивы европейского декаданса, именно молодой провинциальный учитель станет одним из первых представителей этого течения в русской литературе.

Не тужи, что людям непонятна

Речь твоя.

Люди — только тени, только пятна

На стене.

Его жизненный путь – звёзды вперемешку с муками. Слава, признание, успех и чудовищная борьба за существование.

Звезда Маир сияет надо мною,// Звезда Маир,// И озарен прекрасною звездою// Далекий мир…

Федор Сологуб: «Я – поэт бреда. Я – поэт химер, небывалостей, ужасов, снов».

Нина Яковлева


Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер