Главная
Это - Рене Магритт

16 марта 2019, 14:00, в актовом зале областной универсальной научной библиотеки Региональный Центр Чтения представляет литературно-художественную программу «Рене Магритт. Художественный ребус» из проекта «БиблиоТеатр «Прямая Речь»» популярного цикла «Просветительские субботы». Нина Яковлева расскажет о творчестве Магритта, встроенном в контекст века.


Начало XX века, с его бесконечными войнами и трагедиями, дало мощное направление в искусстве и литературе – сюрреализм. Жанр раскрыл глубины, таившиеся в повседневной реальности. Бельгийский художник Рене Магритт завоевал мир живописи через холод грамматики абсурда. Он вычленил собственные придуманные символы, возведя их до знаковых изображений.

Искусствоведы Джулиан Барс, Марсель Паке, Мишель Фуко, Ноэль Бернар занимались последовательным исследованием таинственного мира картин Рене Магритта. Их труды служат основой сценария. Рассказ сопровождается демонстрацией работ художника через смонтированный видеоряд.

Мишель Фуко: «Придёт день, когда само изображение, вместе с именем, которое оно носит, будет деидентифицировано подобием, бесконечно разносящимся на всём протяжении серии. Кэмпбелл, Кэмпбелл, Кэмпбелл, Кэмпбелл».

Нина Яковлева

 

Новости

Когда человек умирает, остаётся память, она связывает нас невидимыми нитями, они звенят болью утраты…

А писатель не умирает никогда, прорастая в будущее словами своих книг.

Да, Александр Бологов прожил долгую жизнь. Судьба несла и счастье и трагедию, были годы любви и годы слёз. Долгие годы работал учителем литературы, в нашем городе живут ученики любимого Сан Саныча. Когда учитель встречался с ними, казалось, они продолжают долгий диалог во времени и пространстве.

Книги Александра Бологова - о поступке, за которым стоит человек. «Один день солнца» вмещает рассказ целой жизни, а там – облака, а там – разговоры, а там – синева и бесконечные звёзды, и его любимая водная стихия.

Благородство и чувство правды – это не только герои Бологова, это он сам. Память живущих хранит его поступок, когда он дал приют своего крова отверженным, - это та самая «луковка» от Достоевского, которая даёт свет в Жизни Вечной. Только «луковка Бологова» обросла руками всех, кто хотел ухватиться за неё. И ликует его ангел, застывший в небесах, в ожидании раба Божиего Александра.

Александр Бологов «Что-то ещё»:

«Клееной стороне кладбище двинулось недавно: старую стену, что отгородила живое поле от мертвого, оно проросло незаметно. Думалось, отодвинут со временем и каменную ограду, - охватят часть ближнего пустыря, и все: и дальним потомкам места хватит. Стена высокая, крепкая: известняка вокруг - все толщи земные, и закрайку кладбища долго будут обживать усопшие. Но то ли время быстрей побежало, то ли еще что стряслось на свете, но пустырь за старым косогором так быстро порос печальными бугорками свежих могил, что об ограждении его стеной и говорить перестали».

Региональный Центр Чтения

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер